Трагедия в безбожной вселенной

Джон Апчерч

«Секретами эволюции являются время и смерть. Время – для медленного накопления благоприятных мутация, а смерть – для освобождения места для новых видов».

- Карл Саган, «Космос», программа под названием «Один голос в космической фуге».

Эволюция требует смерти. В самой сути эволюции, в соответствии с постулатом Дарвина, смерть имеет власть уничтожать менее приспособленных к выживанию, чтобы те, кто «более приспособлен», смогли занять их место. Естественный отбор, в понимании Дарвина, бездумно убирает отдельных особей, популяции и даже целые виды. Каждый раз, когда что-то или кто-то живет или страдает, дарвинизм предлагает лишь холодные хитросплетения времени и смерти. Чего-либо иного, что, в конце концов, потребовало бы какой-то цели существования, не допускается. Эволюция, с атеистической точки зрения, нравственно нейтральна. Когда разворачиваются трагедии, эволюция не может сказать нам, что этот ущерб нанесло что-то определенное. Ведь смерть, в конце концов, не может быть преждевременной или трагической, поскольку смерть – это средство достижения «прогресса».

Трагедия?

Если мы примем идею о «выживании сильнейших» вплоть до ее логического завершения, то для любого, кто принимает историю эволюции, будет абсурдом воспринимать смерть, как врага. Не важно, в результате чего гибнут люди – из-за военных действий, нападений животных, естественных катастроф – какую ценность мы можем дать этим жизням, если по сравнению с миллиардами лет они – не более, чем «звездная пыль»?

На самом деле, последовательный атеист должен даже радоваться, что природа уничтожила особи, которые в конкурентной борьбе за ресурсы не смогли пережить такие события. Конечно же, мало кто из людей поддержит такую точку зрения, и атеизм, конечно же, не лишает нас сострадания. Однако, таков окончательный плод безбожной философии Дарвина: никакая смерть не может восприниматься как зло, согласно теории эволюции.

Сострадание

Но что же нам тогда делать с состраданием? Если эволюции для нормального функционирования необходимы смерти, почему люди страдают от чувства утраты, когда другие умирают? Эволюционисты плетут небылицы о том, как сострадание помогает в построении социальных связей, но, на самом деле, здесь упускается один основополагающий момент. Эволюции нет дела до того, кто остается жить, а кто умирает, ей нет дела до того, является ли этот человек вашим родственником или нет. Это холодное явление, которое только бьет, поглощает и разрушает.

Смерть одного человека настолько же хороша, как и смерть другого. Придумывание историй о том, почему существует сострадание, не объясняет и не может объяснить, что на самом деле означает принятие эволюции: жизнь в своем основании бессмысленна – мир занимает только материя. Сострадание, фактически, противоречит безбожной вселенной, перемалывающей все в своих жерновах.

Кто-то может утверждать, что сострадание может помочь нам к внедрению социальных реформ, которые предотвратят подобные смерти в будущем, однако этот факт также является антитезой работе эволюции. Если мы предотвращаем смерти, то не нарушаем ли мы тем самым работу мотора натуралистической вселенной? Когда мы позволяем своей обеспокоенности спасать других, то не приносим ли мы человечеству больше вреда, нежели добра, как боялся Дарвин (хотя он также имел большое сострадание)?1

Хотя очень немногие люди могут настолько отрешенно рассматривать такие ужасающие события, нам следует задаться вопросом: как атеисты-эволюционисты могут отрицать основные догматы своих убеждений? Смерть для них не может иметь моральной ценности. Существует только то, что есть, и нет никакой жизни после смерти, ни суда, ни внутренней ценности чего-либо (ведь материя и энергия, в какой бы то ни было форме – это все, что у нас есть). Нет места состраданию, если природа не испытывает угрызений совести по поводу того, кто или что оказывается стертым с лица земли.

Нечто позаимствованное

Кто же тогда откровенно может сказать, что смерть подростка, погибшего в автокатастрофе – это событие нравственно нейтральное или даже хорошее? Кто посмеет заявить, что смерти тысяч людей, погибших в результате террористической атаки или землетрясения, были выгодны для человеческой расы? Обычно мы говорим: «Когда он погиб, ему было всего 34» или «У нее осталось двое маленьких детей».

Если бы мы на самом деле усвоили уроки атеистического мировоззрения, нам бы до этого всего не было дела. Просто произошла трансформация материи. Но нам не все равно. Нам это небезразлично, потому что мы понимаем, что смерть – это не совсем правильное явление. Люди не должны умирать в юном возрасте, тысячи людей не должны исчезать с лица земли в результате цунами, дети в других странах не должны умирать от голода. Нам все это небезразлично, потому что мы знаем, что смерть – это враг: врачи стремятся ее победить, социальные активисты делают все возможное, чтобы уничтожить ее, молодые стремятся ее игнорировать, а люди преклонного возраста – избежать. Почему все люди так думают?

Когда эволюционисты говорят о предотвращении смерти, хотят они того или нет, они кое-что заимствуют из библейского мировоззрения.

Если после смерти на самом деле ничего нет, если эволюция – это единственное, что у нас есть, то смерть должна быть просто всего одним из событий человеческой жизни, как, например, прорезывание первого зуба. Если так и есть, то избегать смерти или пытаться предотвратить ее, было бы бессмысленно. Когда эволюционисты говорят о сострадании перед лицом трагедии, то они, по большому счету, отрицают свои собственные убеждения. И они также будут оплакивать свои потери. Но на основании чего они скорбят? Смерть – это всего лишь часть эволюционной лотереи.

С другой стороны, библейская точка зрения вполне ясна. Понятно, почему смерть – трагическое явление, ведь смерть не входила в оригинальный замысел творения. Мы скорбим об умерших, особенно о тех, кто умер раньше срока, ведь мы знаем, что Бог сотворил мир не для смерти, болезней и страданий. В книге Бытия говорится, что смерть вошла в творение после грехопадения, а не до него. Вот почему смерть кажется нам врагом – потому что так оно и есть. Когда эволюционисты говорят о предотвращении смерти, хотят они того или нет, они кое-что заимствуют из библейского мировоззрения. То, что они своими действиями показывают, что смерть – это что-то неправильное, или неуместное, это означает, что они воспринимают смерть, как нарушителя спокойствия. Им приходится бросать вызов жерновам противоречивой вселенной, которую, по их убеждению, они населяют.

Конец эволюции

Хорошая новость в том, что эволюция – это не правда, а смерть не является окончательным ответом. Трагедии обрушиваются на наш дом насколько сильно, что все творение стенает. Однако каждый из нас может найти утешение в осознании того, что нет никакой эволюционной машины, которая перемалывает в своих челюстях виды и выплевывает остатки, не заботясь о том, кто они. Вместо этого, существует любящий Создатель, который дал нам все необходимое – несмотря на то, что мы согрешили против Него.

Если мы начнем с Библии, у нас будет причина для сочувствия по отношению ко всему человечеству. Мы все – одна раса и все мы живем в грешном мире. С Божьим Словом мы имеем четкое основание для того, чтобы понимать, что хорошо, а что плохо, понятие нравственной ценности и достоинства. Эволюционный миф по своей сути является средством обесценивания человеческой жизни, но это не то, что Бог говорит о нас. Бог говорит нам, что мы настолько ценны для Него, что Он послал Своего Единственного Сына умереть вместо нас, чтобы предложить всем верующим вечную жизнь.

Благодарение Богу

Иногда людям бывает легко говорить о том, что эволюция – это всего лишь научная философия, которая основывается на интерпретации фактов, и что в этом, как будто, нет никаких нравственных вопросов. Однако принятие справедливости теории эволюции оказывает глубочайшее влияние на наши убеждения и мировоззрение. В конце концов, кто мы такие, чтобы заявлять, что хитросплетения эволюции (какими бы трагическими они не были), - обязательно плохие? Согласно этому мировоззрению, люди – это всего лишь шестеренки в великом натуралистическом эксперименте.

Однако Карл Саган ошибался. Время и смерть – это не все, что у нас есть. Когда вы видите, как люди скорбят о какой-то трагедии, или вы сами скорбите, помните: есть причина, по которой смерть кажется нам неуместной. Она – не постоянная часть творения. Бог утрет каждую слезу с наших глаз (Откровение 21:1–8) и возродит совершенство. Смерти больше не будет.

«Когда же тленное сие облечется в нетление и смертное сие облечется в бессмертие, тогда сбудется слово написанное: поглощена смерть победою.

Смерть! где твое жало?

ад! где твоя победа?

Жало же смерти -- грех; а сила греха -- закон. Благодарение Богу, даровавшему нам победу Господом нашим Иисусом Христом! Итак, братия мои возлюбленные, будьте тверды, непоколебимы, всегда преуспевайте в деле Господнем, зная, что труд ваш не тщетен пред Господом».

(1 Коринфянам 15:54–58)





опубликовано материалов

Популярные статьи:

что такое гравитация? Кто создал Бога? Динозавры жили с людьми Тука и его удивительный клюв Уникальная планета Земля




Поддержите наш проект, разместив нашу ссылку на сайте своей организации, в своем блоге или на страничке социальных сетей.
"Разумный Замысел"
http://www.origins.org.ua
банер Разумный Замысел


Система Orphus
нижняя полоса сайта