По «образу и подобию» Бога [Часть II]

Эрик Лайонз , М.Мин и кандидат наук Берт Томпсон

(См. Часть 1)

ЧТО ЖЕ ТОГДА ТАКОЕ – «ОБРАЗ БОЖИЙ»?

Что же тогда на самом деле делает человека носителем божественного образа? И возможно ли вообще осознать, что это означает? Великий реформатор Мартин Лютер считал, что он не в состоянии осознать значение imago Dei («образа Божьего»). Он писал:

«Говоря об этом образе, мы говорим о чем-то неизвестном. Мы не только никогда его не ощущали, а еще и постоянно ощущаем его противоположность – поэтому мы слышим лишь пустые слова… Из-за греха этот образ настолько затмился и исказился, что мы не можем постичь его даже с помощью нашего интеллекта» (цитата из книги Чени, 1970, 13:18, жирный шрифт добавлен).

Общепризнанным является тот факт, что намного проще говорить о том, чем не является «образ Бога», нежели о том, чем он является. Дело в том, что в большинстве случаев намного проще отказаться от неправильных ответов, чем защищать правильные. Комментируя отрывок из книги Бытия 1:26-27, Генри Моррис писал: «Это глубокая и таинственная истина, которую невозможно постичь во всей ее полноте» (1976, с. 73, жирный шрифт добавлен). С этой мыслью соглашается и Кэмп: «Кажется, что некоторые элементы нашей природы отличают нас от животных, однако без водительства Писания, невозможно с уверенностью сказать, какие из них были предопределены» (1999, с. 44, жирный шрифт добавлен). Уилсон высказал такое предположение: «Единственный способ, с помощью которого в книге Бытия объясняется образ Божий – определением его цели (господства человека над творением), а не его природой или местонахождением» (1974, с. 356).

Сложность определения значения словосочетания «образ Божий» частично состоит в том, что Библия не определяет, что означает – быть сотворенным «по образу Божьему». В ней просто говорится, что быть человеком – значит носить Божий образ. Таким образом, «какое бы значение не приписывалось этой концепции в ее библейском контексте, оно должно определяться ее использованием» (Андерсон и Райченбах, 1990, 33:201). Как же, тогда, эта концепция используется в книге Бытия 1:26-27? Как объясняет Морей, «несмотря на все многочисленные попытки приписать высоко техничные, теологически и философские концепции библейским словам «образ Божий», нам следует принимать их в самом простом значении, как их могли бы понять люди, к которым обращался Моисей. В этом смысле слова «образ Божий» просто означали, что человек был сотворен для того, чтобы быть тем и делать что-то на определенном уровне то, что делает и кем является Бог на неопределенном уровне». Человек был создан для того, чтобы отображать Бога в сотворенном мире. Таким образом, нам не следует разделять Божий образ на такие категории, как «внутренний и внешний», «высший и низший», и т.д. Также нам не следует ограничивать способности человека, связанные с «образом», одной из его функций – такой как рассудок, язык или эмоции. «Образ Божий» просто означает, что человек отображает своего Создателя в этих способностях и умениях, которые отличают его от остальных творений. Благородство, уникальность, значимость, ценность и важность человека основываются на том, что он сотворен по образу Божьему и поставлен над миром, как пророк, священник и царь божий (Бытие 1:26,27) [1984, с. 37, жирный шрифт добавлен].

Когда Моисей писал, что человек был сотворен по «образу Божьему», он на самом деле «выделил его из остальных творений». По сути, все слова Моисея приводятся в контексте того, что человек отличается от животных. Как справедливо отметил Моррис, «человек должен был быть чем-то большим, чем более сложным и высоко организованным животным. В человеке должно было быть нечто более великое, не только количественно, но и качественно отличное – нечто такое, чем животные не обладают ни в коей мере... Нет сомнения в том, что «образ Божий», по которому был сотворен человек, должен подразумевать под собой определенные аспекты природы человека, которыми не обладают животные – такие характеристики, как моральное сознание, способность абстрактно мыслить, понимание красоты и эмоции, и, превыше всего, способность славить и любить Бога (1976, с. 74).

Из текста первой и второй глав книги Бытия очевидно, что сотворение человека заметно отличалось от сотворения остальных форм жизни на Земле, по крайней мере, такими моментами:

(1) Сотворению человека предшествовала «божественное совещание». Бог сказал «Сотворим человека по образу Нашему по подобию нашему» (Бытие 1:26, жирный шрифт добавлен). Ничего подобного не было сказано о сотворении животных. Фрайнберг отметил:

«Человек является кульминацией всего творения. Сотворение Богом человека стало последней и кульминационной фразой Божьего творения… Здесь происходит совет и размышление. В этом не может принять участие кто-то еще – например, ангелы, потому что ни о ком в данном повествовании пока что не упоминается. Таким образом, сотворение человека происходило не по одному только слову, а в результате божественного предопределения (1972, 129:238).

(2) Сотворение человека было уникально и тем, что Бог «вдохнул в него жизнь» (Бытие 2:7). Вот что писал Джеймс Орр в своей известной работе «Божий образ в человеке»:

«Истинная уникальность сотворения человека состоит в акте божественного вдыхания жизни… Это действие было характерно лишь для сотворения человека. Подобного заявления о сотворении животных нет. Дыхание Яхвэ наделило человека жизнью, которая стала его собственной, и пробудило в нем осознание того, что он ее имеет» (1906, сс. 41,46).

(3) Представители разных полов у человека не были сотворены одновременно, как это произошло с животными. Первая женщина была «построена» из фрагмента плоти и кости первого мужчины.

(4) В отличие от животных, у человека нет подразделения на виды (например, «по роду их»), однако есть различие по половой принадлежности. Бог создал их, как мужчину и женщину (см. Гамильтон, 1990, p. 138).

(5) Автор Псалма (8:6) говорит о том, что Бог немного умалил человека перед ангелами (elohiym; «Бог»). Вот что написали Кейл и Делицш в своих комментариях к книге Псалмов:

«В соответствием с отрывком из книги Бытия 1:27, человек сотворен по образу Бога, он – существо, несущее образ Божий, и, таким образом… он имеет статус всего лишь немного ниже божественного, и на немного ниже ангельского статуса» (1996, 5:154).

Люпольд в своей книге «Толкование книги Бытия» дал такой комментарий: «Человек не только был сотворен по хорошо обдуманному Божьему замыслу и цели, но еще и определенно был сформирован по Его образу» (1942, с. 88). Псалмопевец говорит о том, что благодаря тому, что человек несет на себе Божий образ, он на самом деле «создан по Его подобию».

6) И, наконец, текст 1 главы книги Бытия четко заявляет о том, что только человек был сотворен по образу Бога. Нигде такое утверждение больше не делается относительно других живых существ, обитающих на Земле.

В отличие от других созданий, сотворенных Богом, только человек несет на себе Его подобие. Изо всех живых существ, обитающих на планете Земля, только одно единственное существо было сотворено «по образу Бога». Что же именно представляет собой критически важную сущность человека, что отличает человека от остального творения, и каковы последствия этого отличия?

Мы считаем неразумным ограничивать значение «образа Божьего» одной определенной «чертой», так как это пытались сделать некоторые. Апостол Павел заявлял, что человек – «род Божий» (Деяния 17:29). Такая концепция, определенно, состояла бы более, чем из одного обязательства данного сходства (см.Чейфер, 1943, 100:481). Как отметил Виктор Гамильтон, «любой подход, который фокусируется на одном аспекте человека, и упускает из вида остальные важнейшие черты, кажется, обречен на провал» (1990, с. 137). Или, как писали Поэ и Дейвис: «Сама идея Божьего образа представляет собой намного более сложный вопрос, чем какая-то одна важная вещь» (2000, с. 136). Мы всем сердцем с этим согласны. Из контекста 1 главы книги Бытия очевидно, что словосочетание «образ Божий» подразумевает несколько характеристик, благодаря которым человек подобен Богу, и, в то же время, отличается от животных. Черты, составляющие этот образ, связывают человечество с тем, что вверху, и отличают его от того, что внизу (см. Марайс, 1939, 1:146). Каковы, в таком случае, черты, характерные для человека и связывающие его с Богом, отличающие его от творений более низкой организации и позволяющие ему доминировать на Земле?

ПО «ОБРАЗУ И ПОДОБИЮ БОЖИЮ»

Существует несколько различных аспектов, которые заслуживают изучения в связи с ответом на данный вопрос. Конечно же, к ним будут отнесены аспекты, перечисленные ниже, однако они изложены без определенного порядка важности и приоритетности.

(1) Во-первых, человек способен говорить. Несмотря на то, что кое-кто может воспринимать это умение, как банальную черту подобия человека Богу, Писание говорит о противоположном. Бог, общаясь с человечеством, отрыл Себя, как говорящий Бог. Фраза «и сказал Бог» повторяется только в 1 главе книги Бытия десять раз. Всемогущий Бог говорил, чтобы творить «небо и землю, море и все, что в них» (Исход 20:11; Псалом 32:6-9), и говорил, чтобы общаться с человеком (Бытие 1:28). Затем, вскоре после сотворения Адама, Он попросил его назвать всех творений, которые предстали перед ним (Бытие 2:19). Адам назвал всех животных на Земле, он говорил, чтобы описать помощницу, которую Бог создал для него, как «женщина», и, затем, пытаясь оправдать свои грешные действия, он «творчески» предложил свои оправдания и переложил свою вину на других (Бытие 3:9-13). Все это демонстрирует, что человек был сотворен со способностью говорить. В своей книге «Чудо-человек» Вернер Гитт писал:

«Только человек обладает даром речи, - характеристикой, которой кроме него обладает только Бог. Это четко отделяет его от царства животных. Мы способны творчески использовать свои слова, но мы неспособны с помощью речи что-то творить, как это может делать Бог... Мы способны выразить все свои чувства в словах, и мы можем завязывать отношения доверия, в отличие от всех других существ на Земле. Кроме необходимого «программного обеспечения» для речи, нам было дано все необходимое «оборудование». (1999, с. 101)

Ноам Чомский, известный исследователь речи, предложил идею о том, что все люди рождаются со «встроенной универсальной грамматикой» - серией биологических связей, необходимых для освоения сложного языка, которые закладываются в нас в ранние годы детства. Именно поэтому, по его мнению, дети могут постичь сложные правила языка еще в раннем возрасте. Серьезной поддержкой теории Чомского стало десятилетнее исследование 500 глухих детей в городе Манагва, Никарагуа, отчет о котором был опубликован в декабре 1995 года в журнале «Scientific American» (см. Хорган, 1995). Эти дети начали посещать специализированные школы в 1979 году, однако до этого никто из них не использовал и не знал общепринятого языка жестов. Через несколько лет, без каких-либо инструкций со стороны учителей или других взрослых, они стали овладевать базовым гибридным языком жестов. Он быстро был исправлен детьми более раннего возраста, которые пришли в школу с современной версией комплексной и последовательной грамматики. Если Чомский прав, то откуда тогда люди получили врожденную способность к языку? Сам Чомский не рискует делать каких-либо предположений. По его мнению, «очень немногих людей заботит вопрос о происхождении языка, потому что большинство людей считают его безнадежным» (цитата из книги Росса, 1991, 264[4]:146). Развитие человеческой речи, по его признанию, - это «загадка». Фундаментальный промах натуралистических теорий заключается в том, что они неспособны прояснить происхождение чего-то настолько сложного и богатого информацией, как человеческий язык, который сам по себе является даром Божьим и составляющей того, что Бог сотворил человека «по Своему образу».

Факт в том, что ни одно из животных не способно говорить так, как это могут делать люди. Речь – это черта, характерная только для человека. В своей статье под названием «Шимпанзе говорят», посвященной именно этому вопросу, Тревор Мейджер писал:

«Прежде всего, шимпанзе не обладают анатомической способностью к речи. Во-вторых, язык жестов, которому они обучаются, не является естественным, даже для людей. Шимпанзе необходимо учить, чтобы они могли общаться с помощью этого языка – они не делают этого в дикой природе. И, в отличие от животных, обученные шимпанзе, кажется, не в состоянии передать этот навык своему потомству. В-третьих, шимпанзе не способны выучить более нескольких сотен слов – а это намного меньше, чем знают большинство маленьких детей… Эволюционистам ни за что не возвести мост над этой пропастью от врожденной способности до языка на основании естественного отбора или любой другой естественной причины. Почему? Потому что язык сложен и передает информацию – а это отличительный знак разумного замысла» (1994, 14[3]:1).

Еще один ученый, занимающийся исследованием языка, Стивен Пинкер (директор центра когнитивной нейробиологии при университете), написал в своей статье «Речевой инстинкт: новая наука языка и разума»:

«Когда вы читаете эти слова, вы принимаете участие одном из величайших чудес мира природы. Мы с вами принадлежим к виду, обладающему одной удивительной способностью: мы можем с замечательной точностью формировать в мозгу друг друга определенные события. Я говорю не о телепатии и не о контроле сознания, и не о каких-либо других околонаучных навязчивых идеях. Даже в представлении верующих все это – всего лишь недалекие инструменты по сравнению со способностью, которой неизменно обладает каждый из нас. Эта способность – речь. Всего лишь издавая определенные звуки с помощью рта, мы можем зарождать в разуме друг друга совершенно новые комбинации идей. И эта способность дается нам настолько естественно, что мы часто забываем, насколько велико это чудо…»

Очевидно, что язык настолько же отличается от систем коммуникации других живых существ, насколько хобот слона отличается от ноздрей других животных... Как мы уже видели, человеческий язык основывается на совершенно другом замысле. Дискретная комбинаторная система под названием «грамматика» делает человеческий язык безграничным (не существует предела числу сложных слов и предложений в языке), дискретным (эта бесконечность достигается благодаря перестановке дискретных элементов в определенном порядке и в различных комбинациях – а не передавая определенный сигнал в сплошном континууме, подобно ртути в термометре) и композиционным (каждая из бесконечного количества комбинаций имеет отличное значение, которое можно распознать по значению его составляющих, а также по правилам и принципам их организации). Даже месторасположение человеческого языка в мозге - особое... (2000, сс. 1,365, жирный шрифт добавлен; комментарии в скобках присутствуют в оригинале).

Очевидно, что только человеку был дан дар речи. И эта фундаментальная часть его сущности связывает его с Богом и выделяет из всего остального творения.

(2) Во-вторых, человек способен писать, развивать свое образование, аккумулировать знания и развиваться, опираясь на достижения прошлого. В Библии упоминаются два случая, где Сам Бог писал что-то. Первый, конечно же, произошел на горе Синай, когда Бог дал Моисею десять заповедей: «И когда [Бог] перестал говорить с Моисеем на горе Синай, дал ему две скрижали откровения, скрижали каменные, на которых написано было перстом Божиим» (Исход 31:18). Второй случай произошел во время пиршества Валтасара: «В тот самый час вышли персты руки человеческой и писали против лампады на извести стены чертога царского, и царь видел кисть руки, которая писала» (Даниила 5:5; а также 5:24-28). Вернер Гитт отметил по этому поводу следующее:

«Человеком были разработаны различные системы письма, и теперь он способен записывать свои мысли и идеи. Изобретение письма является одним из величайших достижений человеческого интеллекта. Срок человеческой памяти очень короток, и накопительная вместимость мозга, несмотря на свою обширность, все равно ограничена. Обе эти проблемы решаются благодаря записыванию информации в письменном виде. Информацию в письменном виде можно передавать на огромные расстояния, записи могут храниться многие годы и даже столетия. Только народы, обладающие навыками письма, могут творить литературу, историографию и достигать высоких технологий. Народности и племена, не обладающие письмом, ограничены определенным уровнем культурного развития. Благодаря письму у нас появляется возможность хранить информацию, чтобы новые изобретения и открытия (такие как достижения в медицине и технологии) не терялись, а развивались еще дальше» (1999, с 103, комментарий в скобках взят и оригинала).

Именно эта способность «развиваться еще дальше» позволяет человечеству улучшать уровень своего образования, накапливать знания и развиваться, опираясь на достижения прошлого. В пословице «учиться на ошибках» заложено нечто большее, чем зерно истины. Она содержит в себе основу совокупных человеческих знаний. Сегодня человеческое общество во многом находится на более высоком уровне, чем, скажем, две тысячи лет назад. Мы разгадали геном человека, нашли лечение различных смертельных заболеваний, и высадили человека на Луне. Сегодня представители наиболее цивилизованных культур лучше питаются, лучше одеваются и обладают более крепким здоровьем, чем когда-либо. Средства передвижения, образование, медицина, промышленность и даже места отдыха намного улучшились по сравнению с предыдущими поколениями. Перспективы для будущего человечества вряд ли могли бы быть более яркими.

Однако сравните достижения человечества с достижениями представителей животного царства. Честно говоря, животные на сегодняшний день обладают не более обширными знаниями, чем 200 или 2000 лет назад. В том, что касается видимых улучшений среды существования, базы знаний или достижений прошлого, животные этого поколения ненамного лучше (если вообще лучше) своих предков предыдущих поколений. Люди, однако, не только учатся на своих ошибках, однако еще и способны планировать и строить свое будущее. Никто из животных не обладает подобной способностью. Человек, несущий в своем обличии «образ Божий», имеет способность к усовершенствованию и прогрессу – черту, которой нет ни у одного из жителей царства животных.

(3) В-третьих, человек обладает творческим потенциалом. В 1-2 главах книги Бытия, слова «сотворил» (bara) и «создал» (asah) использованы для описания работы Бога пятнадцать раз. Его всемогущество очевидно в Его способности творить что-то из ничего, просто провозглашая Его существование (см. Евреям 1:3). Великолепный и сложный замысел Божьего творения свидетельствует о Его творческом мастерстве (см. Акерман, 1990, с. 48). Подобно Богу, человек также способен творить и изобретать, хотя он делает это на совершенно другом уровне. Подумайте о творческом потенциале картин Пикассо, музыки Моцарта или произведений Гете. Человек построил космические корабли, которые могут лететь за сотни тысяч километров на Луну; он изобрел искусственное сердце для больных и продолжает конструировать компьютеры, которые могут за доли секунды обработать миллиарды информационных сообщений. Животные не способны этого делать, потому что у них нет того творческого потенциала, которым Бог наделил человека. Пауки могут плести сложные сети, бобры способны строить замысловатые норы, а птицы умеют вить уютные гнезда, однако все это делается по ведению инстинкта. В своей серии книг «Великие Библейские тексты», Джеймс Хастингс писал:

«Кажется возможным предположить, что кто-то из животных более низкого уровня развития не менее склонен к творчеству, чем человек. Так и есть – благодаря тому инстинкту, который вложил в них Всемогущий Бог... Однако они творят только по встроенным в них правилам. Они не являются архитекторами, которые проектируют здания, опираясь на свои собственные интеллектуальные ресурсы. Они - всего лишь производители, а не создатели...» (1976, 1:53-54).

Ранее предпринимались обстоятельные попытки научить животных самовыражаться в искусстве, музыке, произведениях и т.д., но никто не достиг желаемого успеха. Если не считать простого и грубого изображения круга, не наблюдалось никаких попыток творческого самовыражения. Между человеком и животными существует огромнейший, непреодолимый пробел в сфере творчества и эстетики. Если задуматься о гениальности человеческого творчества в таких сферах, как литература, искусство, наука, медицина, технологии, и т.д., становится ясно, что человека от всех других членов животного мира отделяет огромная пропасть. И эта пропасть на самом деле непреодолима. Конечно же, в том, что касается творческого потенциала человека, он был сотворен «по образу Бога».

(4) В-четвертых, еще одним даром, тесно связанным с творческим потенциалом, является дар человека логически мыслить. Общепризнанным является тот факт, что животные, в определенной степени, обладают разумом. Они могут научиться отвечать на команды и сигналы, и в некоторых случаях их можно обучить использовать минимальные доли языка жестов, как в случае с шимпанзе по имени Вашоэ, которую обучили некоторым элементам американского языка жестов. Однако биолог Джон Н. Мур отметил:

«Хотя шимпанзе Вашоэ обучили американскому языку жестов, такое достижение, в первую очередь, является доказательством возрастающей способности человекообразных обезьян отвечать на прямую презентацию жестов. Более того, приобретенная способность шимпанзе по имени Лана нажимать на кнопки, связанные с компьютером, чтобы «общаться» с человеком-тренером, коренным образом зависит от усиленного условного рефлекса отвечать на жесты» (1983, с. 341, жирный шрифт взят из оригинала).

Несмотря на то, что обезьян, собак и птиц можно «обучить» делать определенные вещи, они не могут логически мыслить и передавать свои идеи другим, чтобы достичь истинного ментального общения. Интеллект животных отличается от интеллекта человека. Далее Мур пишет:

«Самым чистым и сложнейшим проявлением склонности человека к символическому мышлению является его способность мыслить концептуально, то есть его мышление включает последовательные мысли с более высоким уровнем абстракции и обобщения. Концептуальное мышление дает человеку способность избавиться от зависимости от внешних раздражителей, характерной для мышления животных. Животные, а в особенности приматы, предоставляют неоспоримые свидетельства чего-то аналогичного человеческой мысли. Однако эта аналогия с медицинской точки зрения отличается тем, что их мысль связана с реакцией на непосредственный раздражитель и ощутимые импульсы организма. Мышление животных также связано со сферой выживания (в широком смысле), и, таким образом, охватывает различные нужды, характерные как для вида в целом, так и для отдельной особи. Благодаря этим отличиям можно провести четкое различие между концептуальной мыслью, которая является эксклюзивной прерогативой человека, и перцептивной мыслью – когнитивной функцией, которая напрямую основывается на восприятии, характерной как для человека, так и для животных (с. 344, жирный шрифт взят из оригинала).

Таким образом, вопрос сводится не к тому, «способны ли животные думать?», а к тому «могут ли они думать так, как это делают люди?» Ответ очевиден – громогласное «нет!» Подводя итоги своих размышлений на эту тему, Тревор Мейджер предложил такой вывод относительно интеллекта шимпанзе:

«Разумны ли шимпанзе? Ответ – да. Обладают ли шимпанзе таким же интеллектом, как и люди? Ответ, должно быть, прозвучит как «нет». Люди более разумны, кроме того, они обладают дополнительными формами разума. Мы также должны помнить о том, что величайшие способности обезьян были отмечены только у таких немногих суперзвезд как Канзи и Шеба. Однако даже у этих животных не наблюдается сочувствия, предусмотрительности и языковых навыков, которыми обладают даже самые юные или интеллектуально отсталые представители нашего вида» (1995, 15:88, жирный шрифт взят из оригинала).

Если исследовать интеллектуальные способности Божьего творения, одним из наиболее очевидных различий между людьми и животными является то, что животные не обладают способностью познавать и любить Бога. Животные не могут смотреть на небеса, и рассматривать их как Божье творение (см. Псалом 18:1); они не могут познать существование Бога, взирая на Его творения (см. Римлянам 1:20; Евреям 3:4); они также не могут понять письменного откровения Бога. По этой причине животные не могут быть ни праведными, ни грешными. Файнберг был абсолютно прав, когда написал, что эта черта «должна отчетливо выделяться во всех попытках уловить, что же такое – образ Божий» (1972, 129:246). Некоторые авторы, такие как Гордон Кларк, заявляли, что «образ, должно быть, - это рассудок, ведь Бог есть истина, а общение с Ним – самая главная цель творения, - требует мышления и понимания» (1969, 12:218, жирный шрифт добавлен). Хотя мы никогда не зайдем так далеко, как Кларк, чтобы ограничить «образ» одним только рассудком, можно с уверенностью сказать, что он играет критическую роль в доминировании человека над Божьим творением и в своих уникальных отношениях с Богом – в отношениях, которых не могут иметь животные, частично из-за отсутствия интеллекта, как такового.

(5) Пятая характеристика, которая входит в «образ Божий» - свободная воля человека в принятии рациональных решений. Сам Бог – Сущность свободной воли, как об этом постоянно повторяется в Писании. Псалмопевец писал: «Господь творит все, что хочет» (134:6). Свободная воля Божья очевидна и в послании к Римлянам 9:15: « кого миловать, помилую; кого жалеть, пожалею». Он – Бог, который «хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1 Тимофею 2:4). Бог имеет свободную волю, и Он применяет ее по отношению к человеку.

Будучи волевым созданием, наделенным тем, что мы часто называем «свободной моральной организацией», человек также обладает свободной волей. И, по существу, он способен выбирать свою собственную судьбу. Когда животные реагируют на свое окружение, они руководствуются инстинктом. Полярная крачка каждый год мигрирует из Арктического в Антарктический океан. Расстояние пути туда и обратно составляет 22 тысячи миль, уже не говоря об изменениях климата и условий окружающей среды (см. Девой, 1964, с. 311). Лосось способен найти дорогу домой через тысячи миль бескрайнего океана и попасть в ту же реку и в то же русло, где он вывелся (Томпсон и Джексон, 1982, с. 24). Лосось, полярная крачка, а также тысячи других живых существ, руководствуются невероятной особенностью, которую мы называем «инстинктом».

Однако, в отличие от животных, человек не полагается на свой первобытный инстинкт с целью выживания. Вместо этого, Бог дал ему способность рисовать сценарий своей собственной жизни и рационально исполнять свои планы. Адам и Ева по собственной воле решили вкусить плод с дерева познания добра и зла, даже после того, как им были даны указания этого не делать (Бытие 2:16-17). Иисус Навин призывал Израиль служить либо Иегове, либо лжебогам (Иисус Навин 24:15). Иисус предупреждал фарисеев о Своем дне, потому что они «не желали» принять Его, как Сына Божьего (Иоанна 5:39-40). Однако у Адама, Евы, израильтян и фарисеев было право выбора!

Сегодня, точно также, каждый человек располагает правом выбора в отношении того, принимать ли ему приглашение Иисуса (Откровение 22:17; Матфея 11:28-30). В отличие от других Божьих творений, которые, в основном, действуют на основании инстинкта, люди способны думать рационально и действовать в принятии решений по собственной воле. И, как отметили многие ученые, именно эта способность делать выбор помогает объяснить, почему в мире существует столько зла, боли и страданий. Простой факт заключается в том, что мы не всегда принимаем правильные решения.

(6) В-шестых, из всех созданий, живущих на Земле, только человек способен выбирать между добром и злом. Животные не обладают врожденным чувством «морального долга». Хозяин может научить своего пса не делать определенных вещей, и пес может даже бояться наказания, однако, конечно же, он не обладает сознанием. Доберман пинчер не ощущает чувства вины за то, что искусал почтальона. Также он не чувствует вины за то, что съел торт хозяина, приготовленный к его дню рождения. Лев не страдает угрызениями совести из-за того, что съел на обед юную газель. Просто не существует никаких доказательств того, что животные обладают ощущением нравственности или этики.

Истинная нравственность основывается на факте неизменной природы Всемогущего Бога. Он – вечен (Псалом 89:2; 1 Тимофею 1:17), свят (Исаии 6:3; Откровение 4:8), справедлив и праведен (Псалом 88:14), и неизменен (Малахия 3:6). В конечном итоге, только Он один благ (Марка 10:18). Более того, так как Он совершенен (Матфея 5:48), только нравственность, исходящая от Бога – блага, неизменна и справедлива, а, значит, является прямой противоположностью относительной, детерминистской или ситуационной этики этого мира.

Внутри каждого мужчины, женщины и ребенка существует ощущение нравственной ответственности, порожденное тем фактом, что Бог – наш Создатель (Псалом 99:3) и что мы были созданы по Его духовному образу (Бытие 1:26-27). Точно так же, как горшечник имеет все права на глину, с которой он работает (Римлянам 9:21), и наш Создатель имеет суверенную власть над Своим творением, так как «в Его руке душа всего живущего и дух всякой человеческой плоти» (Иова 12:10). Патриарх Иов слишком поздно понял, что Бог – не человек, с которым каждый может спорить (Иова 9:32; 38:1-3; 42:1-6).

Все, что Бог делает, повелевает и утверждает - благо (Псалом 118:39,68; см. Бытие 18:25). Все, что Он повелевает, следует из Его сущности – из того, кем Он является, - и, следовательно, это благо. В Ветхом Завете пророк Михей писал о Боге: « О, человек! сказано тебе, что -- добро и чего требует от тебя Господь: действовать справедливо, любить дела милосердия и смиренномудренно ходить пред Богом твоим» (Михей 6:8). В Новом Завете апостол Павел предостерегал: «по примеру призвавшего вас Святаго, и сами будьте святы во всех поступках. Ибо написано: будьте святы, потому что Я свят» (1 Петра 1:15-16).

Основная идея этики, основанной на отношениях с Богом, касается отношений человека с Тем, Кто сотворил его и поддерживает его жизнь. Сам Бог является неизменным стандартом нравственного закона. Его идеально святая природа является фундаментом и твердыней, на основании которой можно судить, что «хорошо», что «плохо», что есть «добро», а что – «зло». Божественная воля – выражение самой природы Бога, представляет собой решающее основание морального долга. Почему мы обязаны стремиться к святости? Потому что Бог свят (Левит 19:2; 1 Петра 1:16). Почему мы не должны обманывать, мошенничать или красть (Колоссянам 3:9)? Потому что природа Бога такова, что Он не может обманывать (Титу 1:2; Евреям 6:18). Так как природа Бога неизменна, она следует моральному закону, отражающему божественную природу, которая также незыблема. Бог не оставил нас на произвол судьбы, чтобы мы сами решали, что хорошо, а что – плохо, потому что Он знал, что из-за греха человеческое сердце станет «крайне испорченным» (Иеремия 17:9). Поэтому, Бог «говорил» (Евреям 1:1), и таким образом он передал человеку Свои законы и заповеди в письменном виде через Писания (1 Коринфянам 2:11; 2 Тимофею 3:16-17; 2 Петра 1:20-21). Таким образом, ожидается, что человечество должно быть морально ответственным (Матфея 19:9; Деяния 14:15-16; 17:30; Евреям 10:28)и действовать в соответствии с библейскими законами и заповедями. Конечно же, в этом заключается часть нашего замысла сотворения «по образу Божьему».

(7) В-седьмых, человек обладает совестью. Когда Павел в первом столетии писал свои послания христианам в Риме, он отмечал, что даже у язычников, у которых не было Божьего закона в письменном виде, и которые не приняли закон Моисея (не обратились в иудаизм), «дело закона у них написано в сердцах» (Римлянам 2:14-15). Поэтому совесть либо обвиняла, либо оправдывала их. Каждый раз, когда человек делает что-то против своей совести, он ощущает чувство вины. И хотя окружение человека, бесспорно, играет важнейшую роль в его индивидуальном представлении о нравственности, необходимость в нравственности признается всеми людьми по всей земле.

Более того, совесть должна работать в тесном согласии с нашим рассудком, чтобы заставить нас пересмотреть свои суждения (иначе говоря, наши представления о том, что хорошо, а что – плохо), чтобы определить, поступаем ли мы в согласии со своей совестью. Один из лучших и наиболее всеобъемлющих комментариев по данному вопросу можно найти в книге Гая Н.Вудза «Вопросы и ответы»:

«Совесть, таким образом – это руководство по оценке того, находится ли наше поведение в гармонии с нашим рассудком; и пока мы не позволяем ей затвердеть, ожесточиться или огрубеть, она эффективно служит нам в той сфере, для которой Бог ее сотворил. Однако она была создана не для того, чтобы быть стандартом того, что есть хорошо, а что – плохо; она - не «воспитатель», чтобы готовить нас к таким действиям. Если мы считаем, что то, что мы делаем – правильно, мы имеем «добрую совесть» (Деяния 23:1; I Тимофею 1:5,19; Евреям 13:18; I Петра 3:16,21), чистую совесть (I Тимофею 3:9; II Тимофею 1:3); непорочную совесть (Деяния 24:16). Если мы считаем, что то, что мы делаем – неправильно, мы «сожжены в совести» (I Тимофею 4:2). Однако то, как мы думаем, не определяет, что правильно, а что – нет. Подобно Павлу, который в свое время преследовал святых, мы можем иметь «добрую совесть», однако, тем не менее, ужасно ошибаться. В таких примерах ошибочны наши суждения, и именно их необходимо «воспитывать». Когда это произойдет, совесть изменит свой ход, и будет одобрять то, что раньше осуждала, и противиться тому, что ранее одобряла… Совершенно неправильно пренебрегать подсказками нашей совести, ведь она предназначена для того, чтобы вести нас к пересмотру своих суждений (концепций того, что правильно, а что – нет), определяющих, будет ли совесть нас одобрять или осуждать» (1976, сс. 213-214, жирный шрифт и текст в скобках взяты из оригинала).

Как это можно объяснить? Единственный способ это объяснить – признать, что человеку совесть была дана «в начале», как часть образа Божьего.

(8) Восьмое: подобно Богу, человек, способен испытывать эмоции. Рассматривая этот вопрос, Кэмп писал:

«Кажется, от животных нас отличают несколько элементов нашей природы… И, наверное, самым фундаментальным отличием является трансцедентность – способность рассматривать себя и мир, как объект для размышлений. Другими аспектами нашей уникальности, некоторые из которых проистекают из трансцедентности, являются моральное и духовное сознание, творческий потенциал и способность к абстрактному мышлению. Мы также обладаем уникальной способностью славить, любить, общаться и испытывать эмоциональные переживания» (1999, с. 44, жирный шрифт добавлен).

В качестве примера данной мысли, подумайте над отрывком из 1 Иоанна 4:8,16, где апостол написал, что «Бог есть любовь». Если мы были созданы Богом по Его образу, то мы, также, должны быть способными любить и излучать любовь. Именно поэтому Христос сказал Своим ученикам «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Иоанна 13:35). И именно поэтому Павел предупреждал христиан первого столетия: «Все у вас да будет с любовью» (1 Коринфянам 16:14).

Бог может испытывать гнев или праведное негодование [как было в случае, когда израильтяне построили и стали славить золотого тельца (Исход 32), и когда Христос изгнал из храма меновщиков (Матфея 21:12)]. Поэтому мы тоже можем испытывать праведное негодование («Гневаясь, не согрешайте» Ефесянам 4:26).

Бог милостив, как Павел описал Его во втором послании к Коринфянам 1:3-5, назвав его «Отцом милосердия». Следовательно, и мы должны стремиться к тому, чтобы проявлять милость, как нас призывал к этому Христос «будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд» (Луки 6:36).

Бог сострадателен, и это очевидно из того, что Он сказал: «не хочу смерти грешника, но чтобы грешник обратился от пути своего и жив был. Обратитесь, обратитесь от злых путей ваших; для чего умирать вам?» (Иезекииль 33:11). Более того, Он «долготерпит нас, не желая, чтобы кто погиб» (2 Петра 3:9). Именно поэтому Христос заповедовал нам: «Но вы любите врагов ваших, и благотворите» (Луки 6:35). И так далее.

(9) Девятое: только человек обладает уникальной, прирожденной склонностью к религиозности; он обладает как желанием, так и способностью славить Бога. Независимо от того, насколько человек «примитивен» или «продвинут», и даже если он живет в изоляции от других людей, он всегда стремится славить некое высшее существо. Даже когда человек отходит от истинного Бога, он все равно перед чем-то преклоняется. Это может быть дерево, камень или даже он сам. Как отметил один авторов, факты свидетельствуют, что «никакая человеческая раса или племя, какими бы деградированными или очевидно атеистичными они ни были, не обходится без этой искры религиозности, из которой можно раздуть мощное пламя» (Даммелоу, 1944). Исторические и научные доказательства, которые продолжают накапливаться, заставили неверующих признать этот факт еще много десятилетий назад. Чарльз Дэрроу и Валлас Райс процитировали в своем труде «Безбожники и еретики: антология агностики» слова известного скептика Джона Тинделла:

«Религия живет не по силе и власти догмы, а потому что она укоренена в природе человека. Если воспользоваться метафорой из металлургии, литейные формы поломались и отстраивались снова и снова, однако в ковше творения человечества преобладает расплавленный металл. Такое глубокое и постоянное влияние вряд ли исчезнет быстро...» (1929, с. 146, жирный шрифт добавлен).

Более двадцати лет назад эволюционист Эдвард О. Уильсон из Гарвардского университета признался: «Предрасположенность к религиозным верованиям является наиболее сложной и мощной силой в человеческом разуме и, по всей вероятности, неискоренимой частью человеческой природы» (1978, с. 167). Таким образом, как верующие, так и неверующие охотно признают, что религия укоренена в природе человека. Ведь ни одна обезьяна или собака не остановилась, чтобы построить алтарь, спеть хвалебный гимн или помолиться молитвой благодарения. Уникальная предрасположенность человека славить кого-то или что-то, и тот факт, что только человека Бог может исправить (Деяния 17:30; Евреям 14:13), является жизненно важной частью образа Божьего, который он в себе носит.

(10) И, наконец, вероятно, самым важным является тот факт, что человек носит духовный отпечаток Бога благодаря тому, что он обладает бессмертной душой. Только человеку дана бессмертная душа; животные такой душой не обладают (см. Томпсон и Истабрук, 1999, 19:89-92). В отличие от животных, человек обладает данным Богом духом, который возвращается к Нему, когда человек умирает (Екклезиаст 12:7). Такое утверждение никогда не звучало в отношении животных. Писание называет Адама, первого человека, сыном Божиим (Луки 3:38), а человечество в целом – «родом Божиим» (Деяния 17:29). Ни одно животное никогда не описывалось такими словами. Человек – единственное физическое существо на земле, которое обладает бессмертной душой, данной ему Богом – Отцом Духов (Евреям 12:9). Этот бессмертный дух, который был дан Богом и однажды возвратится к Нему, несомненно, делает нас носителями божественного образа. Он связывает нас с Богом, отделяет нас от творений более низкого уровня и дает нам причину, чтобы жить – и жить в соответствии с Божьей волей! Как отметили По и Дейвис:

«В каком бы смысле человек не был сотворен по образу Божьему, этот образ и подобие отображают то, в чем люди подобны Богу. Во многих аспектах физического мира люди уподобляются всем другим животным, однако люди подобны Богу во многих аспектах, связанных с духовным миром» (2000, с. 134, жирный шрифт добавлен).

Лучше всех, наверное, подвел итог по данному вопросу Люпольд, написав: «...духовная и внутренняя сторона Божьего образа, без сомнения, является наиболее важной» (1942, с. 90). Генри Морис согласился с этой идеей, когда написал, что образ Божий «включает в себя многие аспекты, однако, конечно же, важнейшим фактом является то, что человек обладает вечным духом, способным иметь общение со своим Создателем» (1965, с. 65, жирный шрифт добавлен). Именно поэтому, по словам Хастингса, человек «сотворен, чтобы иметь общение с Богом» (1976, 1:57).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Библия изображает портрет человека, как существа, стоящего на совершенно другом уровне, чем все остальные творения на Земле. Он высоко возвышается над всеми земными творениями из-за феноменальных способностей и характеристик, которые Всемогущий Бог дал ему. Ни одно другое живое существо не было наделено способностями и умениями, потенциалом и величием, которые Бог дал каждому мужчине и каждой женщине. Воистину, человек – это пик, вершина, венец и апогей Божьего земного творения.

Человеку было дано указание обладать землей, и владычествовать над рыбами морскими и над птицами небесными, и над всяким животным, пресмыкающимся по земле (Бытие 1:28). Слово «обладать» на иврите (kabash) описывается в Симфонии Стронга, как слово, имеющее такие значения: «подавлять», «держать в подчинении». Это же слово используется в книге Чисел 32:22, 29 и в книге Иисуса Навина 18:1, где оно используется для описания покорения и укрощения врагов Израиля.

Преемственная власть человека над творением, в том числе и над царством животным, была в полной силе продемонстрирована, когда Бог дал человечеству разрешение убивать животных и употреблять их в пищу (Бытие 9:3-4). Однако интересно и то, что в этом же контексте Бог особым образом запретил убийство человека, «ибо человек создан по образу Божию» (Бытие 9:5-6). Если человек «состоит в родстве» с животными, или если животные имеют бессмертную душу, то зачем бы тогда было Богу разрешать человеку убивать представителей своего же рода – родственников, чьи души от наших не отличаются? Как прокомментировал этот вопрос Неэль Прайор, «животные также имеют ruach [слово на иврите, означающее «дыхание» или «жизнь»] (Бытие 6:17). Умерщвление существа, обладающего ruach или nephesh не обязательно означало убийство; ведь в таком случае, животных нельзя было бы приносить в жертву» (1974, 5[3]:34). Запрет Бога на убийство был перенесен и в новозаветные времена (Матфея 19:18). Однако в то же время Бог расширил список животных, которых человек мог убивать и употреблять в пищу(Acts 10:9-14). Почему же тогда человеку было запрещено убивать другого человека, но разрешено убивать животных? Ответ, конечно же, лежит в факте о том, что животные не были сотворены «по образу Божию».

Какую невероятную важность должен данный факт иметь в наших жизнях! По и Дейвис сказали об этом следующим образом:

«Независимо от того, являются ли люди каким-то из аспектов Бога или Божьими творениями, это оказывает глубочайшее влияние на существование человека на земле. Если люди – это результат творческой деятельности Бога, основанной на преднамеренном, сознательном решении Бога сотворить человека, то значит, само творение является результатом Божьего плана. Люди были сотворены с определенной целью, и эта цель проявляется в отношениях между Создателем и творением. С другой стороны, если люди являются аспектами некой… целостности, которую составляют все вещи, но которая не обладает самосознанием, то у жизни нет никакой цели. Она просто существует» (2000, с. 128, жирный шрифт добавлен).

Неверующие вынуждены прийти к выводу о том, что, фактически, жизнь на самом деле «просто существует» и не имеет никакой реальной цели. В своей книге о происхождении вселенной «Первые три минуты» лауреат нобелевской премии Стивен Вайнберг написал:

«Люди имеют непреодолимую склонность считать, что мы состоим в неких особых отношениях со вселенной, что человеческая жизнь – это не просто результат цепи нелепых случайностей, произошедших в первые три минуты, что мы были каким-то образом созданы в самом начале... [Однако] чем более понятной нам кажется вселенная, тем больше она кажется и бессмысленной»(1977, p. 154, жирный шрифт добавлен).

Однако истина в том, что человеческое существование не «бессмысленно». Только мы одни были сотворены по «образу и подобию Божию». И, хотя, в некоторых аспектах человек действительно отличается от своего Создателя-Бога, мы, тем не менее, вполне оправданно можем прийти к выводу о том, что человек, выражаясь словами Роберта Морея, был сотворен, чтобы «существовать и действовать на определенном уровне так же, как Бог существовал и действовал на неопределенном уровне» (1984, с. 37, жирный шрифт добавлен). Какая невероятно захватывающая мысль!

Ссылки и примечания

  1. Экерман, Пол Д. (1990). Ведь все-таки по Божьему образу. (Гранд Рэпидзд, Мичиган: издательство Baker).
  2. Андерсон, В. Элвин и Брюс Р. Райченбах (1990). Сквозь тусклое стекло: Человеческая личность и наука. Журнал евангельского теологического общества, 33:197-213, июнь.
  3. Кэмп, Эшби Л. (1999). Твердое основание (Тэмп, Аризона: издательство Ktisis Publishing).
  4. Чефер Льюис Сперри (1943). Антропология: часть 3. Bibliotheca Sacra, 100:479-496, октябрь.
  5. Чени Чарльз (1970). Мартин Лютер и миссия церкви. Журнал евангельского теологического общества, 13:15-41, зима.
  6. Кларк, Гордон Хэддон (1969). Божий образ в человеке. Журнал евангельского теологического общества. 12:215-222, осень.
  7. Дэрроу, Кларенс и Уоллэс Райс (1929). Безбожники и еретики: антология агностики. (Бостон, Массачусетс: издательство Stratford).
  8. Дэво Алан (1964).  Чудеса и тайны животного мира. (Плезантвиль, Нью-Йорк: издательство Readers Digest).
  9. Даммелоу Джей Ар, ред. (1944). Комментарии к Библии в одном томе (Нью-Йорк: издательство MacMillan).
  10. Файнберг Чарльз ЛИ (1972). Образ Божий. Bibliotheca Sacra, 129:235-246, июль–сентябрь.
  11. Гитт Вернер (1999). Чудо-человек (Бильфельд, Германия: издательство Christliche Literatur-Verbreitung E.V.).
  12. Гамильтон Виктор П. (1990). Книга Бытия (Гранд Рэпидз, Мичиган: издательство Eerdmans).
  13. Хастингс Джеймс (1976). Великие тексты Библии. (Гранд Рэпидз, Мичиган: издтаельство Baker).
  14. Хорган Джон (1995). Знак рожден. Журнал Scientific American, 273[6]:18-19, декабрь.
  15. Кейл С.Ф. и Ф. Делицш (издание 1996 года). Комментарий к Ветхому Завету (Пибоди, Массачусетс: издательство Hendrickson).
  16. Люпольд, Херберт С. (1942). Экспозиция книги бытия (Гранд Рэпидз, Мичиган: издательство Baker).
  17. Мейджер, Тревор Дж. (1994). Речь шимпанзе. Resources (в разделе Рассудок и откровение), 14[3]:1, март.
  18. Мейджер Тревор Дж. (1995). «Обладают ли животные таким же интеллектом, как и люди?» Reason & Revelation, 15:87-88, ноябрь.
  19. Мараис Дж. Л. (1939). Антропология. Библейская энциклопедия международного стандарта. Ред. Джеймс Орр (Грэнд Рапидз, Мичиган: Издательство Eerdmans).
  20. Мур Джон Н. (1983). Как преподавать происхождение жизни без вмешательства американского общества за гражданские свободы? (Милфорд, Мичиган: издательство Mott Media).
  21. Морей Роберт А. (1984). Смерть и жизнь после смерти (Миннеаполис, Мичиган: издательство Bethany House).
  22. Моррис Генри М. (1965). Библия – учебник науки: часть 2. Bibliotheca Sacra, 122:63-70, январь.
  23. Записи из книги Бытия (Гранд Рэпидз, Мичиган: издательство Baker).
  24. Орр Джеймс (1906). Божий образ в человеке (Лондон: издательство Hodder and Stoughton).
  25. Пинкер Стивен (переиздание 2000 года). Инстинкт языка: новая наука о языке и разуме (Лондон: издательство Penguin).
  26. По, Гарри Ли и Джимми Х. Дейвис (2000). Наука и вера (Нэшвиль, Теннеси: издательство Broadman and Holman).
  27. Прайор Нил (1974). «Аборт: душа и дух на иврите». Духовный меч, 5[3]:33-35, апрель.
  28. Росс Филипп Е. (1991). «Сложные слова», журнал Scientific American, 264[4]:138-147, апрель.
  29. Томпсон, Берт и Сэм Истабрук (1999). «Обладают ли животные душой?» Reason & Revelation, 19:89-92, декабрь.
  30. Томпсон, Берт и Вайн Джексон (1982). «Откровение Бога в природе». Reason & Revelation, 2:17-24, май.
  31. Вайнберг Стивен (1977). Первые три минуты (Нью-Йорк: издательство Basic Books).
  32. Вильсон, Эдвард О. (1978). О человеческой природе (Кэмбридж: издательство Harvard University Press).
  33. Вильсон С. Г. (1974). Новое вино в ветхих мехах. Expository Times, 85:356-361, сентябрь.
  34. Вудз Гай Н. (1976). Вопросы и ответы (Хендерсон, Теннеси: издательство Freed-Hardeman College).

Источник — www.apologeticspress.org





опубликовано материалов

Популярные статьи:

что такое гравитация? Кто создал Бога? Динозавры жили с людьми Тука и его удивительный клюв Уникальная планета Земля




Поддержите наш проект, разместив нашу ссылку на сайте своей организации, в своем блоге или на страничке социальных сетей.
"Разумный Замысел"
http://www.origins.org.ua
банер Разумный Замысел


Система Orphus
нижняя полоса сайта