Величайший обман? [Часть I]

Опровержение эволюционных идей Докинза, изложенных в его книге «Величайшее зрелище на земле: доказательства эволюции»

Джонатан Сарфати

Глава 17: Эволюция, наука, история и религия

Докинз прибегает к тактике «вина по ассоциации», сравнивая тех, кто отвергает теорию эволюции с людьми, отвергающими факт холокоста и реальности существования Римской империи. Однако факт существования римлян и действительности холокоста подтверждается множеством рассказов свидетелей и их письменных свидетельств, чего нельзя сказать об эволюции.

Докинз и многие другие эволюционисты боятся, что сомнения в эволюции будут означать конец науки, однако большая часть отраслей науки, в том числе биология, отлично вписываются в эту картину. На самом деле, основы большинства разделов современной науки, в том числе и биологии, заложили люди, верившие в библейское сотворение. На самом деле наука процветала в средние века в христианизированной Европе, и стала еще более процветать после того, как авторитет Библии был заново открыт во времена Реформации. И это не удивительно, поскольку наука требует определенных предположений, и их дает нам Библия, а не материализм Докинза, или, к примеру, различные мистические религии.

Обращаясь с нотациями к проповедникам, Докинз демонстрирует свою двуличность. Он требует, чтобы они говорили о том, что Адам не был исторической личностью, однако в своей предыдущей книге «Иллюзия Бога», он называл символического Адама «полоумным». В книге «Величайшее зрелище» он говорит о том, что уважает эволюционистов-теистов, а в книге «Иллюзия Бога» он порицал это мировоззрение.

Нужна ли науке эволюция?

Докинз делает вид, что «люди, отрицающие историю» представляют собой угрозу для науки в целом. Само название его книги, «Величайшее зрелище на земле», предполагает чрезвычайную важность эволюции.

Люди, отрицающие историю?

Первую главу своей книги Докинз начинает такими словами:

«Представьте себе, что вы – учитель истории Рима и латыни, и с энтузиазмом хотите привить своим ученикам любовь к древнему миру… Однако оказывается, что на ваше драгоценное время все время покушаются, и внимание вашего класса постоянно рассеивается из-за кучки невежд… которые, имея сильнейшую политическую и особенно финансовую поддержку, все время суетятся, без устали пытаясь убедить ваших несчастных учеников в том, что римляне не существовали. Что Римской империи никогда не было. Что весь мир появился сам по себе, только никто из живущих об этом не помнит. Что итальянский, французский, португальский, каталанский, окситанский, ретороманский… все эти языки и их диалекты появились спонтанно и независимо друг от друга, и что они никак не связаны с общим языком-предком, латынью.

И вместо того, чтобы посвятить все свои силы благородному призванию классика филологии и учителя, вы вынуждены направлять все свое время и энергию на защиту самого предположения о том, что римляне вообще существовали: на защиту от проявлений невежественного предубеждения, которое заставило бы вас расплакаться, если бы вы не были заняты этой борьбой» (с. 3).

Конечно же, в этом случае, в отличие от эволюции, есть письменные записи людей, которые лично видели римлян, и до нас дошли документы на латыни. И все жалобы Докинза об отрицании истории лицемерны, потому что здесь он дает скрытое подтверждение мировоззрению, которое является отрицанием реальной истории – так называемого «мифа о Христе», согласно которому Иисуса вообще не существовало, даже в качестве обычного человека, ходившего по Земле (и уж тем более в качестве воплощенного Сына Божьего).1 В своей чрезмерно анти-религиозной книге «Иллюзия Бога», Докинз заявляет, что «можно собрать серьезные исторические доказательства того, что Иисуса вообще не существовало (пусть они и не обретут повсеместного признания)».2 Однако ни один из историков не принял этого.3 Докинз же апеллирует к словам некоего Г.А. Веллза, профессора немецкого языка, который не является историком.

Докинз также снялся в фильме вероотступника Браяна Флемминга под названием «Бог, которого не было». В этом фильме кричаще защищается «миф о Христе», в том числе и еще более абсурдное предположение о том, что история жизни Иисуса была позаимстована из языческих мифов о богах.4  Хотя в данном фильме Докинз не затрагивал вопрос существования Иисуса, его добровольное появление в нем, а также высокая оценка фильма, выраженная в книге «Иллюзия Бога» равносильна подтверждению этой исторической бессмыслицы.

Докинз продолжает:

«Если мой пример с учителем латыни кажется вам слишком отдаленным, есть еще один, более реалистичный. Представьте, что вы – учитель современной истории, и ваши уроки по истории Европы 20 века встречаются бойкотом, освистываются или любым другим образом срываются хорошо организованной, хорошо профинансированной и политически сильной группой людей, отрицающих холокост. В отличие от гипотетических отрицателей существования Римской империи, отрицатели холокоста действительно существуют. Это красноречивые, внешне благовидные люди, которые умеют создать видимость своей образованности. Они имеют поддержку в лице президента, по меньшей мере, одной сильнейшей державы, и к их числу относится, по крайней мере, один епископ римско-католической церкви. Представьте, что вы, учитель истории Европы, постоянно сталкиваетесь с агрессивными требованиями «учить в дискуссии», и посвящать «такое же количество времени» «альтернативной теории» о том, что холокоста никогда не было, и его придумала группа сионистов-фальсификаторов» (сс. 3–4).

Это классический сценарий применения уловки «вина по ассоциации». На самом деле, люди, отрицающие холокост,5 делают именно то, что Докинз (или, по крайней мере, те, кого он поддерживает), делают с Иисусом: игнорирует слова очевидцев. И, конечно же, есть живые свидетели холокоста, а также данные переписи населения, свидетельствующие о резком сокращении числа еврейского населения в Европе. И вряд ли среди евреев-европейцев найдется хоть одна семья, не потерявшая в те трагические времена кого-то из родственников. Об этом свидетельствуют и записи из лагерей смерти, заботливо сохраненные преступниками, впоследствии обвиненными на Нюрнбергском процессе. У теории эволюции нет ничего подобного этому.

Эволюция: основополагающий принцип биологии?

После всей этой риторической цветистости Докинз сокрушенно излагает проблему в том виде, в котором он ее себе представляет:

«Положение, в котором оказались сегодня многие учителя естественных наук не менее плачевно. Когда они пытаются изложить основополагающий и ведущий принцип биологии; когда они честно рассматривают весь живой мир в историческом контексте, т.е. с точки зрения эволюции, когда они изучают и объясняют природу самой жизни, им докучают и укоряют, с ними спорят, над ними издеваются и даже угрожают увольнениями. В лучшем случае, их время на каждом шагу тратится впустую» (с. 4).

На самом деле чаще всего грозят увольнением тем, кто осмеливается не согласиться с эволюцией от «амебы до человека».6,7 Докинз не предоставляет никаких доказательств своим утверждениям о том, что сегодня преподавателям естественных наук угрожают увольнением за то, что они преподают теорию эволюции. Это классический пример уловки под названием «проекция» со стороны Докинза.

Мысль о предположительно центральной роли эволюции звучит и в книге «Наука, эволюция и креационизм»,8 изданной национальной академией наук США в 2008 году. Подразумевается, что этот вывод касается и других сфер науки:

«Научный и технологический прогресс оказал глубочайшее влияние на жизнь человека. В 19-м веке большинство семей теряло из-за болезней одного и более детей. На сегодняшний день в США и в других развитых странах смерть ребенка от болезни случается очень редко. Каждый день мы полагаемся на технологии, которые стали возможны благодаря применению научных знаний и процессов. Компьютеры и мобильные телефоны, которыми мы пользуемся, машины и самолеты, с помощью которых мы передвигаемся, лекарства, которые мы принимаем, и разнообразная еда, которую мы употребляем в пищу, были разработаны благодаря идеям, полученным в ходе научных исследований. Наука значительно повысила жизненный уровень, дав людям возможность попасть на земную орбиту и на Луну, подарив нам новое восприятие нас самих и всей вселенной.

Эволюционная биология всегда была и продолжает оставаться краеугольным камнем современной науки».

Несложно заметить, что большинство описанных выше научных открытий никоим образом не связаны с эволюцией. По крайней мере, с ней уж точно не связаны компьютеры, мобильные телефоны, самолеты и путешествия на луну! На самом деле, они во многом зависели от оснований, заложенных учеными-креационистами:

  1. Креационист Роберт Бойл (1627–1691) стал основателем современной химии и опроверг ложное учение Аристотеля о четырех элементах. Он также финансировал лекции в защиту христианства, оказывал финансовую поддержку миссионерам и вкладывал деньги в работу по переводу Библии.
  2. Работа мобильных телефонов основывается на теории электромагнитной радиации, которая впервые была предложена креационистом Джеймсом Клерком Максвеллом (1831–1879).
  3. Вычислительные машины были изобретены Чарльзом Бэббиджем (1791–1871), который не был библейским креационистом, но был креационистом в более широком смысле этого понятия. Он верил, что «изучение работы природы с научной точностью была необходимой и незаменимой подготовкой к пониманию и толкованию их откровения о мудрости и благости Божественного Автора».9
  4. Креационисты, братья Орвил (1871–1948) и Уилбур Райт (1867–1912), изобрели самолет, изучив Божий дизайн строения птиц.
  5. Теория планетарных орбит была предложена Иоганном Кеплером (1571–1630), прославившегося своими словами о том, что его открытия были «додумыванием за Богом Его мыслей». Кеплер также рассчитал дату сотворения – 3992 год до н.э. (эта дата близка к дате, установленной Ашшером).
  6. Теория притяжения и законы движения, которые были очень важны для высадки человека на луне, были открыты креационистом Исааком Ньютоном (1642/3–1727), который также открыл спектр света (ставший предвестником лично моей специализации, спектроскопии), изобрел зеркальный телескоп, открыл закон охлаждения тел, а также стал одним из первооткрывателей исчисления.
  7. Программу высадки человека на Луне возглавлял Вернер фон Браун (1912–1977), который верил в Творца, и был противником эволюции. А нога библейского креациониста Джеймса Ирвина (1930–1991) ступила на поверхность Луны.
  8. Америка занимала первое место по количеству ученых, получивших нобелевскую премию, в том числе и в сфере биологии, до того, как теорию эволюции стали преподавать в школах. Посадки на Луну на кораблях «Аполлон» были сделаны с помощью ученых и инженеров, учившихся по старой учебной программе.
  9. Более того, у этих великих ученых были предшественники в средние века, которые незаслуженно называют «темными веками средневековья». Доктор истории науки, Джеймс Хэннэм, пишет:

«Несмотря на популярное мнение, журналистские клише и свидетельства плохо проинформированных историков, недавние исследования продемонстрировали, что средние века были периодом невероятных достижений в сфере науки, технологии и культуры. Компас, бумага, книгопечатание, стремена и порох были изобретены в Западное Европе в период с 500 по 1500 г.г. н.э.”10

Эти «темные времена» также стали свидетелем открытия водной энергии и энергии ветра, достижений в сфере сельского хозяйства, которые способствовали росту популяции, а также изобретения очков, доменной печи, расцвета величественной архитектуры, и многого другого.10 Именно в это время открывались университеты, в том числе и Оксфорсдский, где учился сам Докинз – и все они создавались по подобию теологических колледжей.

Кое-кто утверждает, что если бы эти ученые узнали о Дарвине, многие из них стали бы эволюционистами. Однако это предположение гипотетично и порождает множество вопросов. Оно не объясняет, почему столько людей, современников Дарвина, и живших после него, остаются креационистами, и не принимает во внимание тот факт, что эволюционные идеи существовали еще задолго до Дарвина.11

Нужна ли эволюция биологии?

Кое-кто может возразить, что все изложенное выше не имеет никакого отношения к биологии, поэтому не следует ожидать, что эволюция имеет какое-то отношение к делу. Однако чрезвычайно распространенным местом нападения на анти-эволюционистов является обвинение в том, что они являются представителями «анти-науки», и что вся наука развалилась бы, если бы перестали преподавать теорию эволюции. Однако, изложенное выше демонстрирует, насколько мало наука вообще связана с эволюцией. Поэтому у эволюционистов нет убедительных мотивов для жалоб, когда все эти сферы науки используются в качестве контраргументации для их преувеличенных обвинений.

Более того, даже в сфере биологии некоторые выдающиеся академики стали ставить под сомнение ее практическую пользу. А. С. Уилкинз, редактор издания BioEssays, прокомментировал ситуацию так: «Эволюция представляется, как незаменимая и объединяющая идея, однако в то же время, как идея в высшей степени ненужная».12 Ведущий химик Филип Скелл, член Национальной академии наук, выразил схожее мнение в своей статье, которую он написал для издания The Scientist:

«Более того, объяснения подобных явлений Дарвиным зачастую слишком угодливы: естественный отбор делает людей самовлюбленными и агрессивными, кроме тех случаев, когда он делает их альтруистичными и миролюбивыми. Когда объяснение настолько податливо, что может объяснить любое поведение, очень трудно проверить его экспериментальным путем, а уж тем более ссылаться на него, как на катализатор для научных открытий».13

Доктор Марк Киршнер, основатель департамента системной биологии при Гарвардском медицинском университете, отметил:

«Фактически, за последние 100 лет практически вся биологическая наука развивалась независимо от эволюции, не считая эволюционной биологии. Молекулярная биология, биохимия, физиология совершенно не принимали во внимание теорию эволюции».14

Нужна ли эволюция медицине?

А как же быть с медициной? Докинз затронул этот вопрос, сославшись на вопрос стойкости бактерий к антибиотикам (сс. 132–3). Эти заявления я опроверг в 4-й главе данной книги. Я отметил, что даже антибиотики были изобретены креационистом, евреем Эрнстом Чейном. А как на счет других достижений в науке, которым небезосновательно ставится в заслугу сокращение детской смертности в результате болезней и избавления от таких напастей как оспа и полиомиелит? И здесь эволюционистам нечему радоваться. Большинство наиболее важных медицинских открытий были сделаны без малейшего намека на эволюцию:

  1. Вакцинация была предложена Эдвардом Дженнером (1749–1823 – обратите внимание, что Дарвин опубликовал свою книгу «Происхождение видов» в 1859 году).
  2. Асептическая операция была проведена креационистом Джозефом Листером (1827–1912).
  3. Анестезия была изобретена Джеймсом Янгом Симпсоном (1811–1870), верившим в то, что Бог был первым анестезиологом, и цитировавшим отрывок из Бытия 2:21.
  4. Микробная теория инфекционных заболеваний была предложена креационистом Луи Пастером (1822–1895), опровергшим теорию самозарождения, которая, как было продемонстрировано в 13-й главе, до сих пор является эволюционным мировоззрением.
  5. В современные времена библейский креационист Раймонд Дамадиан (1936– ), изобрел сканнер магнитно-резонансной томографии (МРТ),15,16 и Джон Сэноорд (1950-) изобрел генную пушку.

Больше примеров вы найдете в главе 4 «Медицина Дарвина?» на странице 77.

Христианские корни науки17

Многие противники христианства заявляют, что христианство и наука на протяжении многих веков враждуют между собой. Это противоречит истине, как уже было продемонстрировано выше, поскольку основателями современной науки были христиане. Сведущие историки, изучавшие историю науки, в том числе и не-христиане, отмечали, что современная наука начала процветать в христианском мире, тогда как в других культурах, например в древней Греции, Китае и Аравии, она была обречена на провал.18

И это неудивительно, если задаться вопросом о том, почему наука вообще работает. Существуют определенные важнейшие характеристики, которые делают науку возможной, а в не-христианских культурах их попросту не было.19

  1. Существует такое понятие, как объективная истина. Иисус сказал: «Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня» (Иоанна 14:6). Однако постмодернизм, к примеру, отрицает объективную истину. Один из примеров заключается в утверждении: «То, что является истиной для тебя, не является истиной для меня». Так может им стоит попробовать спрыгнуть со скалы, и проверить, действует ли на них закон притяжения? Еще одно утверждение постмодернизма гласит: «Истины не существует», так является ли это утверждение истинным? Или: «Мы не можем познать истину» - так откуда мы можем знать об этом?
  2. Вселенная реальна, поскольку Бог сотворил небеса и землю (Бытие 1). Этот факт кажется очевидным, однако, согласно многим восточным философиям, все вокруг - иллюзия (так значит, и это мировоззрение – тоже иллюзия?) А значит, нет смысла пытаться понять иллюзию с помощью экспериментов.
  3. Вселенная упорядочена, потому что Бог – Бог порядка, а не хаоса —1 Коринфянам 14:33. Однако если нет никакого создателя, или если всем управляют Зевс и его команда, то зачем должен быть порядок? Если некоторые восточные религии правы, и вселенная – это великая Мысль, она может изменить свое мнение в любой момент.

Опираясь лишь на природу, невозможно доказать, что она упорядочена, потому что сами доказательства должны предположить сам этот порядок, чтобы его доказать. Также, в этом падшем мире, со всеми его природными катастрофами, штормами и всеобщим хаосом, не очевидно, что он был сотворен Создателем, любящим порядок. В этом заключается главная мысль книги пророка Екклесиаста: если мы пытаемся прожить свою жизнь, основываясь лишь на том, что есть под солнцем, результат – суета. Поэтому сущность всего для нас – бояться Бога и соблюдать Его заповеди (Екклесиаст 12:13).

Основной аспект науки – выявить законы, которые дадут нам прогнозируемые результаты. А это может быть возможным только благодаря тому, что вселенная упорядочена.

  1. Поскольку Бог – суверенный властитель, Он свободен творить все так, как Ему угодно. И всегда был свободен творить, как Ему было угодно. Поэтому единственный способ узнать, как функционирует Его творение - исследовать и экспериментировать, а не полагаться на придуманные человеком философии, как это делали древние греки.

Это продемонстрировал Галилео Галилей (1564–1642). Он доказал экспериментально, что если устранить сопротивление воздуха, все объекты падают с одинаковой скоростью, опровергнув, таким образом, греческую философию, согласной которой считалось, что тяжелые объекты падают быстрее. Он также продемонстрировал с помощью наблюдений, что на солнце есть пятна, опровергнув мировоззрение греков о том, что небесные тела совершенны.

Еще один пример – Иоганн Кеплер (1571–1630), открывший, что планеты двигаются вокруг солнца по эллиптической орбите. Это опровергло мировоззрение греческих философов, считавших, что они двигаются по кругу, поскольку они обладают «идеальной» формой. Это потребовало изобретения весьма нескладной системы кругов, так называемых эпициклов, чтобы их выводы соответствовали наблюдениям.

Но когда речь заходит о происхождении, в противовес тому, как все функционирует, Бог открыл нам, что Он сотворил землю примерно 6000 лет назад, за шесть дней обычной продолжительности, и примерно 4500 лет назад Он осудил землю, послав на нее всемирный потоп. Таким образом, не случайно Кеплер рассчитал дату сотворения 3992 годом до н.э., а Исаак Ньютон (1643–1727), наверное, величайший ученый всех времен, также защищал библейскую хронологию.

  1. Человек может и должен исследовать мир, потому что Бог дал нам власть над Своим творением (Бытие 1:28); творение не имеет божественной природы. Поэтому нам не нужно совершать жертвоприношение лесному богу, чтобы спилить дерево, или взывать к духу воды, чтобы измерить температуру ее кипения. Наоборот, многие основатели современной науки считали, что научные открытия приносят славу Богу. Ньютон писал:

«Прекраснейшая система, состоящая из солнца, планет и комет, могла произойти только благодаря премудрости и власти разумного Существа… Это Существо руководит всем, не просто как душа этого мира, а как Господь, господствующий над всем; и благодаря этой власти Его следует называть «Господь Бог» Παντωκατoρ [Pantokrator], или «Универсальный правитель» … Верховный Бог – Личность вечная, бесконечная и абсолютно совершенная».20 А также: «Противление набожности – это атеизм по вероисповеданию и идолопоклонство на практике. Атеизм настолько бессмыслен и отвратителен для человечества, что у него никогда не было много последователей».21

  1. Человек может быть инициатором мыслей и действий; они не в полной мере определяются детерминистскими законами химии мозга. Это заключение из библейского учения о том, что человек обладает и материальной и нематериальной сущностью (Бытие 35:18, 3 Царств 17:21–22, Матфея 10:28). Эта нематериальная сущность человека означает, что он является чем-то большим, чем материя. А значит эти мысли подобным образом не связаны с материальным строением его мозга.

Однако если бы материализм был истиной, значит «мысли» - это всего лишь сопутствующее явление мозга, результат законов химии. Таким образом, если принять во внимание предположение материалистов, вывод об истинности материализма не является проявлением их свободной воли, поскольку их заключение было предопределено химией мозга. Но в таком случае, почему мы должны отдавать предпочтение их химии мозга, а не моей, ведь мозг всех людей подчиняется одним и тем же непогрешимым законам химии? Поэтому, в реальности, если материалисты правы, то они не могут никак повлиять на свое мировоззрение (в том числе и на свою веру в материализм). Однако они часто называют себя «свободными мыслителями», не обращая внимания на этот кричащий парадокс. Истинная инициация мысли является непреодолимой проблемой для материализма, точно так же, как и самосознание (см. также главу 9, с. 147).22

Даже не являющийся христианином социальный комментатор, доктор Теодор Дэрлимпл, указывает на недостатки эволюционных рассуждений, которые пропагандировал философ-атеист Дэниэл Деннетт:

«Деннетт заявляет, что религию можно объяснить с точки зрения эволюции. Например, врожденным человеческим стремлением придавать угрожающим событиям личностные свойства, и раньше это было полезно для выживания в африканской саванне. Для Деннетта доказать биологическое происхождение веры в Бога – значит продемонстрировать ее иррациональность и разрушить ее проклятие. Однако, конечно же, для настоящего аргумента необходимо, чтобы все возможные человеческие верования, в том числе и теория эволюции, были объяснены точно таким же образом. Иначе, зачем выделять религию и применять к ней такое отношение? Мы должны либо проверять различные идеи, рассматривая аргументы в их пользу, независимо от происхождения, и таким образом, аргументы от эволюции становятся неактуальны, либо все возможные мировоззрения должны попадать под одно и то же подозрение – что это лишь эволюционные адаптации. А значит, их следует рассматривать как биологически возможные, а не как «истинные» или «ложные». И так мы оказываемся перед одной из версий «парадокса критянинского лжеца» - «все утверждения, в том числе и это, являются продуктом эволюции, а истинность всех продуктов эволюции невозможно доказать».23

  1. Человек способен мыслить рационально и логически, а сама логика объективна. Этот вывод сделан на основании того факта, что человек был создан по образу Божию (Бытие 1:26–27), а также на основании того факта, что Иисус, вторая личность в Троице – это logos (Иоанна 1:1–3). Эта способность мыслить логически была нарушена, однако человек не лишился ее в результате грехопадения и его греховного бунта против своего Создателя. (Грехопадение означает, что иногда человеческие размышления могут быть неправильными, а иногда - обоснованными, однако сделанными на основании ложных предположений. Поэтому весьма глупо ставить человеческие рассуждения превыше того, что Бог открыл в Писании.24 ) Но если бы эволюция была истиной, то тогда присутствовал бы отбор только на основании преимуществ для выживания, но не на основании рациональности.
  2. О результатах исследований следует сообщать честно, ведь Бог запретил лжесвидетельство (Исход 20:16). Однако если бы эволюция была правдой, то почему нельзя лгать? Вовсе не удивительно, что научный подлог25 сейчас считается «серьезной, глубоко укорененной проблемой».26 «Около дюжины доказанных случаев фальсификации, появившихся за последние пять лет, произошли в самых выдающихся в мире исследовательских институтах – в Корнелле, Гарварде, Слоан-Кеттеринге, Йеле и т.д.»27 Эти слова были произнесены еще в 1981 году, и теория эволюции еще в большей мере господствует в нашем мышлении сегодня.

Обратите внимание, здесь важно понимать один момент: дело не в том, что атеисты не могут иметь морали; дело в том, что у них нет объективного основания для этой морали внутри их собственной системы. Сам Докинз признает, что «наши лучшие побуждения не имеют основания в природе»,28  а его коллега, эволюционный биолог и атеист Уильям Провайн сказал, что эволюция означает, что «не существует никакого основания для этики, никакого высшего значения в жизни, как не существует и свободной воли у людей».29

Научный прорыв после Реформации

Европа в средние века имела иудейско-христианское мировоззрение, которое преподаватель Оксфордского университета С.С. Льюис30 (1898–1963) назвал «простым христианством» в своей знаменитой книге с одноименным названием. Поэтому не удивительно, что в те времена были сделаны значительные достижения в науке, как было указано выше (с. 306). Но для этого нужна была реформация, чтобы возродить особый авторитет Библии. Вместе с этим произошло и возрождение историко-грамматического понимания Библии,31 возрождение в понимании авторов Нового Завета32 и большинства ранних отцов церкви.33 В результате все это оказало громадное позитивное влияние на развитие современной науки. Но это совершенно противоречит распространенному (неправильному) пониманию. И эта ситуация отлично задокументирована в работах Питера Харрисона, который ранее был профессором истории и философии при университете Бонд в г. Квинсленд, Австралия (на данный момент он является профессором кафедры науки и религии при Оксфордском университете):

«Принято считать, что когда на раннем этапе развития современного мира люди начали по-другому смотреть на мир, они больше не могли верить в то, о чем читали в Библии. В этой книге я смею предположить, что в данном случае все было с точностью наоборот: когда в шестнадцатом веке люди стали по-новому читать Библию, они были просто вынуждены отказаться от традиционного восприятия мира».34

Профессор Харрисон объясняет:

«Как ни странно, Библия сыграла позитивную роль в развитии науки… Без прогресса в буквальной интерпретации Библии и последующего применения библейских повествований современными учеными раннего периода, современная наука могла вообще не достичь прогресса. Одним словом, Библия и ее буквальная интерпретация сыграли жизненно важную роль в развитии западной науки».35

Стивен Снобелен, доцент истории науки и технологии из университета Кингс в городе Хэлифакс, Канада, пишет в том же ключе и объясняет несколько обманчив термин «буквальная интерпретация»36:

«Вот в чем заключается окончательный парадокс. Недавние работы, посвященные развитию современной науки, продемонстрировали наличие непосредственной (и позитивной) связи между возрождением древнееврейского закона, буквального толкования Библии протестантской реформацией, и расцветом эмпирического метода в современной науке. Я говорю не о «деревянном» буквализме, а об изысканной литературно-исторической герменевтике, в которой преуспели Мартин Лютер и другие (в том числе и Ньютон)».

Профессор Снобелен объясняет, почему это так: ученые начали изучать природу так же, как они изучали Библию. Точно так же как они начали изучать, что на самом деле сказано в Библии, не привязывая к ней различные внешние философии и традиции, они стали изучать, как на самом деле функционирует природа, вместо того, чтобы принимать различные философские идеи о том, как она должна работать (то есть применять свое аллегорическое прочтение Писания к миру природы).

«В какой-то мере, когда этот метод был перенесен в науку, когда исследователи природы перестали изучать ее в качестве символов, аллегорий и метафор, и стали изучать ее индуктивно и эмпирически, и родилась современная наука. И в этом центральную роль снова сыграл Ньютон. Как бы странно это не звучало, но наука будет в вечном долгу перед милленаристами и библейскими буквалистами».37

Поэтому не случайно наука стала процветать после реформации, в процессе которой был возрожден авторитет Библии. И не случайно, что страна с остатками сильнейшей христианской веры, основанной на Библии, США, (та самая страна, которую Докинз так порочит из-за того, что 40% ее населения верят в сотворение) с огромным отрывом лидирует во всем мире по производству продукции, основанной на достижениях полезных наук.

Читать далее

источник - www.creation.com





опубликовано материалов

Популярные статьи:

что такое гравитация? Кто создал Бога? Динозавры жили с людьми Тука и его удивительный клюв Уникальная планета Земля




Поддержите наш проект, разместив нашу ссылку на сайте своей организации, в своем блоге или на страничке социальных сетей.
"Разумный Замысел"
http://www.origins.org.ua
банер Разумный Замысел


Система Orphus
нижняя полоса сайта