Шея жирафа: падение еще одного символа эволюции

Джерри Бергман

Жираф представляет огромную проблему для дарвинизма по нескольким причинам. В летописи окаменелостей не содержится никаких свидетельств в пользу эволюции жирафа, не говоря уже о том, что эволюционисты не способны объяснить, как эволюционировала шея жирафа. Самое распространенное объяснение дарвинистов эволюции шеи жирафа заключается в том, что преимущество длинной шеи позволило этому животному дотягиваться до растущих высоко листьев. Однако сами эволюционисты рассматривают сегодня это объяснение как маловероятное, и в результате появилось множество других, спонтанных объяснений. Многие авторы учебников по биологии не знают (или не хотят знать) о новых данных, и поэтому продолжают изображать эволюцию жирафа как наглядный пример дарвиновской эволюции.

Уеллс, в своей книге о символах эволюции,1 опубликованной недавно, описывает некоторые наиболее распространенные символы эволюции (или как их еще называют «иконы эволюции»), которые обычно презентуются в учебниках, как доказательство эволюции. Эти символы присутствуют не только в школьных учебниках по биологии, антропологии и эволюции, но также и в учебниках, используемых в высших учебных заведениях. К таким символам эволюции относятся: березовая пяденица, закон Геккеля «онтогенез повторяет филогенез», эксперименты о происхождении жизни Стенли Миллера, исследования гомологии, и другие. Уеллс показывает, что эти эволюционные доказательства, все из которых стали классическими иллюстрациями эволюции, в лучшем случае обманчивы, а в худшем неверны. Один из символов эволюции, о котором он ничего не сказал в своей книге, - шея жирафа. (См. также ЖИРАФЫ: животные, которых нельзя не заметить в толпе.)

Гулд с сожалением признает, что шея жирафа используется почти во всех учебниках для того, чтобы показать превосходство дарвинизма над другими теориями.2 Она также встречается в профессиональной и популярной литературе.3 Этот символ оказался настолько влиятельным, что Хитчинг озаглавил свою критическую статью о Ч Дарвине «Шея жирафа».4 Гулд также провел исследование всех крупных школьных учебников по биологии и обнаружил, что «в каждой (без исключения) главе по эволюции обсуждение начинается с теории наследования приобретенных признаков Ламарка, а затем переходит к теории естественного отбора Дарвина как более предпочтительной альтернативной теории».5 Во всех учебниках, исследуемых Гулдом, использовался один и тот же пример для изображения превосходства дарвиновского объяснения длинной шеи жирафа. Шерр также пришел к выводу в своем исследовании эволюции жирафа, что «наука сделала жирафа настоящим символом эволюционного развития…».6 Вся правда в том, что этот пример учит эволюции с помощью «ложной теории», ложного символа.5

Гулд также обнаружил, что Ламаркизм часто используется как преамбула к эволюции по причинам, которые «утратились во мгле веков», и с тех пор авторы учебников просто послушно копируют используемый Ламарком и Дарвином пример с шеей жирафа. В результате «изображение классическими учебниками предпочтения в пользу дарвиновской эволюции является устоявшимся и распространенным примером, основанным на предполагаемом влиянии исторической традиции, которой просто не существует».5 Пример с жирафом также часто используется для изображения мнимого влияния естественного отбора.

«Шея жирафа может применяться для иллюстрации того, как естественный отбор действует на изменчивость внутри популяции. В любой группе жирафов всегда есть изменчивость в длине шеи. Когда еды достаточно, животные не испытывают никаких трудностей в том, чтобы прокормиться зеленой растительностью. Но когда существует затруднение со стратегическими источниками, т.е. питательной растительности не так много как обычно, жирафы с более длинными шеями имеют явное преимущество. Они могут питаться растущими выше листьями. Если это преимущество в питании позволяет жирафам с длинными шеями выживать и давать больше потомства по сравнению с жирафами с короткими шеями, этот признак будет отобран естественным отбором. Вероятнее всего генетический материал будущим поколениями передадут жирафы с длинными шеями, а не жирафы с короткими шеями».7

Обычное объяснение эволюции шеи жирафа

Согласно теории Ламарка, эволюция шеи жирафа произошла в результате того, что постоянное вытягивание постепенно удлинило его шею, а затем он передал предпочтительную длинную шею своему потомству.8 Однако в учебниках говорится о том, что теперь ученым известно о ненаследовании приобретенных признаков, и приводится объяснение Дарвина того, как долго эволюционировала шея жирафа. Дарвин считал, что существует нормальная изменчивость длины шеи и до тех пор, пока жирафы не достигли своего современного роста, эволюция постоянно производила отбор более длинных шей (объясняет Коттак). У жирафов с короткими шеями было меньше шансов добыть хорошую еду, и наоборот, жирафы с длинными шеями доставали лучшую еду. В результате жирафы с длинными шеями процветали, а жирафы с более короткими шеями были подвержены болезням, умирали или, по меньшей мере, имели слабое потомство.3 Гулд делает следующий вывод о той истории, которая представлена в учебниках: в ходе эволюции у жирафов появилась «длинная шея для того, чтобы дотягиваться до листьев на верхушках деревьев акации. Таким образом, они получили доступ к источнику пищи, который был не доступен для других млекопитающих животных».9

Хоть шея жирафа и является на сегодня символом, связанным с механизмом эволюции Ламарка, Гулд отмечает, что Ламарк не предложил никакого доказательства своего объяснения, а лишь представил свои доводы в виде некоторых размышлений».5 Ламарк упоминает жирафов всего лишь в одном параграфе, и при этом он вообще не подкрепляет свои слова какими-либо данными.10 По мнению Гулда, самая большая ошибка, которую допустил Ламарк в своих рассуждениях о жирафе (Ламарк ошибочно утверждал, что в процессе эволюции передние конечности жирафа стали длиннее его задних конечностей), заключается в том, что он не был внимателен во время чтения литературы».11

Пример с жирафом часто используется для объяснения не только эволюции Ламарка, но и для того, чтобы показать, что объяснение Ламарка было неверным, а объяснение Дарвина было правильным. В обычном учебнике говорится, что шея жирафа становилась длиннее после каждого поколения не из-за того, что животные могли доставать до расположенных высоко листьев, а потому что более высокие жирафы имели селективное преимущество, так как они могли дотянуться до листьев на более высоких деревьях.12

Гулд рассказывает, что Дарвин использовал шею жирафа в качестве примера эволюции в своей работе «Происхождение видов» только в издании за 1872 год.13 Дарвин поднял вопрос об эволюции жирафа в шестом издании как ответ на критический обзор его книги креационистом Джорджем Мивартом.14 Из этой работы очевидно, что Дарвин никогда не считал длинную шею жирафа доказательством превосходства естественного отбора (как почти без исключения подтверждают многие учебники по биологии и другие книги, рассматривающие вопрос эволюции).

Учебники часто заявляют, что старая теория Ламарка была опровергнута и заменена новой, дарвиновской теорией, когда в действительности Дарвин признавал многие популярные идеи, ошибочность которых на сегодня уже доказана.

Учебники часто заявляют, что старая теория Ламарка была опровергнута и заменена новой, дарвиновской теорией, когда в действительности Дарвин признавал многие популярные идеи, ошибочность которых на сегодня уже доказана. Понятие неодарвинизм появилось после смерти Дарвина и используется для описания дарвиновской теории и замены теории Ламарка. Учебники редко говорят об этом, а, следовательно, у читателей создается неправильное впечатление о Дарвине, а местами может даже показаться, что он был неким супергением, который знал ответы на все вопросы (в отличие от своих предшественников, которые часто ошибались).

Почему пример с жирафом используется для поддержки дарвинизма

Основная причина, почему пример с жирафом используется для поддержки эволюции, заключается в том, что с помощью этого убедительного, легко объяснимого и запоминающегося примера можно эффективно изображать дарвинизм через живопись и фотографии.13 Эволюционисты предлагают простое и легкое для запоминания объяснение: жирафы с длинными шеями могут доставать листья, растущие на высоких акациях, поэтому жирафы с длинными шеями имеют больше шансов выжить. Практически во всех учебниках, рисунки изображают жирафов, поедающих листья акации, неверно полагая, что это единственный источник их питания. По словам Симмонса и Шипера, «эта гипотеза настолько привлекательна, что изучающие поведение жирафов студенты и эволюционные биологи безоговорочно её принимают».15

Большинство молодых людей считает жирафа наиболее интригующим и экзотическим животным. Жираф настолько необычен и не похож на других животных, что студентов это животное обычно интересует больше, чем другие не менее удивительные животные. Кстати слово «жираф» происходит от арабского слова «зерафа», фонетическая разновидность слова «зарафа», которое означает «очаровательный» или «милый».16 Как отметил один автор, рассматривание жирафа – одно из самых приятных занятий всех людей. К сожалению, современный ареал обитания этих животных ограничен сухими саваннами и полупустынными областями Африки на юге Сахары.17

Основная проблема истории с жирафом

Однако этот устаревший эволюционный пример наталкивается на большие проблемы. В действительности у ученых нет никаких доказательств того, что длинная шея эволюционировала путем естественного отбора из-за того, что животные ели с листья с вершин акаций. Мы предпочитаем это объяснение потому, что оно соответствует традиционному мнению».5

Несмотря на то, что листья высоких деревьев акации являются предпочтительным источником питания для взрослых особей в период дождей, жирафы могут питаться и другими видами деревьев и кустарников. Хитчинг отмечает, что в среднем самки жирафа примерно на один метр ниже, чем жирафы самцы, и при этом они выживают не хуже самцов. Он также утверждает, что средний ярус изобилует не меньшим количеством листвы, и жирафы с удовольствием едят низкорастущую и наземную растительность.4 На самом деле жирафы обычно питаются высокой травой, низкими кустами и многими видами растущих на земле растений.18

Многое сказано эволюционистами о шее жирафа, которая является преимуществом для этих животных и позволяет им доставать до расположенных высоко листьев – так называемая неэксплуатируемая ниша. Однако само утверждение, что жирафы используют неэксплуатируемую нишу, является неверным объяснением ad-hoc (т.е. объяснением наугад). Гулд интересуется, «если этот признак настолько полезен, почему он не появился в процессе эволюции у многих других животных (например, у антилоп)?7 С таким же успехом можно было бы утверждать, что жирафы с короткой шеей имели больше шансов выжить потому, что большинство листьев в той части Африки, где они обитали, расположено возле земли, и именно поэтому им было бы бесспорно выгоднее находиться ближе к более питательной наземной растительности по сравнению с редко встречающимися деревьями акации. Таким образом, способность доставать до высоких деревьев не обязательно является фактором, который способствует выживанию.15 Именно по этой причине Хитчинг приходит к заключению, что объяснение Дарвина – простое «апостериорное предположение».21

Недавнее исследование, в котором ученые пытались проверить дарвиновское объяснение, показало, что в периоды, когда конкуренция за источники питания должна быть наиболее сильная (например, в период засухи), жирафы, как правило, не питаются листьями с высоких деревьев, а наоборот объедают низко растущие кустарники.22 До того, как шея жирафа достигает своей окончательной длины (3-4 года), все молодые жирафы питаются высокой травой и кустарниками. Самки более половины своей жизни проводят в кормлении своих детенышей с горизонтально расположенной шеей, и в этом случае длина шеи является неудобством для кормления. В африканском национальном парке Серенгети почти большую часть засушливого периода все жирафы питаются низко расположенными кустами, и только в период дождей они питаются деревьями акации, когда на них много насыщенных белками листьев».23 Меню жирафа включает разнообразные блюда.

«Жирафы едят то, что можно ощипать. Они срывают листья своим 17-дюймовым языком или подтягивают ветку и снимают с неё листья поворотом головы. Жирафы предпочитают поедать листья акации. Но в меню этих животных присутствует более 100 других видов растений, включая цветки, вьющиеся растения, лекарственные травы, а также время от времени гнезда ткачиковых птиц. Если в гнезде на этот момент находятся птенцы, жирафы не откажутся полакомиться и ими, внеся, таким образом, в свой рацион дополнительные белки, содержащиеся в костях. Жирафы также получают минералы вместе с костями животных, которые были убиты и оставлены хищниками и гиенами».24

Тот факт, что и самцы и самки чаще всего и быстрее всего питаются с согнутой вниз шеей, указывает (в отличие от дарвиновского представления) на то, что «длинная шея не эволюционировала специально для того, чтобы животные могли питаться листьями с высоких деревьев».

Симмонс и Шиперс обнаружили, что только в одном месте самцы жирафы проводят большую часть времени, поедая листву с древесных крон. Тот факт, что и самцы и самки чаще всего и быстрее всего питаются с согнутой вниз шеей, указывает (в отличие от дарвиновского представления) на то, что «длинная шея не эволюционировала специально для того, чтобы животные могли питаться листьями с высоких деревьев». Авторы пришли к выводу, что «дарвиновская идея о борьбе за питание имеет слабую поддержку».25

И хотя эволюционист Гулд отмечает, что «жирафы склонны поедать листья с верхушек деревьев», он все же признает, что пример с шеей жирафа не имеет никаких доказательств преимущества дарвиновского объяснения». Кроме того нам не известно, «как и почему» удлинилась шея жирафа.5

Еще одна проблема описываемой в большинстве учебников истории заключается в том, что хотя Дарвин и считал, что наследование приобретенных признаков не так важно, как естественный отбор, он, всё же, принимал Ламаркизм. Другими словами, Дарвин был согласен с тем, что эволюция может происходить через использование и неиспользование определенных частей тела.18

Нам неизвестно, откуда в учебниках появилось эта вездесущая история об эволюции шеи жирафа. Гулд попытался проследить её в книге Генри Фаярфилда Осборна «Происхождение и эволюция жизни».19 В своем неточном описании Осборн уверяет нас в том, что Ламарк считал удлинение шеи жирафа результатом наследования изменения тела из-за вытягивания шеи за листьями, а Дарвин объяснял удлинение шеи постоянным отбором индивидуумов и видов, которые родились с наиболее длинными шеями».20 Осборн пришел к выводу, что «Дарвин, вероятно, был прав».

Мнение Ламарка о том, что вытягивание жирафом своей шеи для доставания листьев привело к более длинной шее, оспаривается примером с окапи (животное, очень напоминающее жирафа, за исключением того, что его шея чуть длиннее шеи лошади). Окапи, также как и жираф, вытягивает свою шею для того, чтобы дотянуться до источника пищи, однако его шея ничем не отличается от ископаемых представителей этого вида в летописи окаменелостей. По мнению Витфилда, это свидетельствует о том, что эволюция происходит не по простой схеме использования и неиспользования».26 Пример с окапи также опровергает сценарий мутации и естественного отбора. Меню окапи ограничено видами низко растущих деревьев, и любая мутация, удлиняющая его шею (чтобы быть как жираф), должна была способствовать его повышенной вероятности выживания, так как он мог бы питаться только листьями высоко и низко растущих деревьев.

Еще одна проблема, связанная с дарвиновской историей в учебниках

Другие эволюционисты считают, что с тем же успехом шея жирафа могла эволюционировать не для того, чтобы они могли доставать еду, а по совершенно другим причинам. Существует распространенное мнение о том, что длинная шея эволюционировала для облегчения спаривания. Гулд заключает, что основной адаптационной причиной для эволюции длинной шеи мог быть успех у противоположного пола, а «ощипывание листьев было второстепенным результатом».27 Шер заявляет, что чем длиннее шея, тем лучше самцы могут выполнять свои ритуальные столкновения лидеров под названием «обнимания».28 Теория, согласно которой необычная длинна шеи жирафа появилась вследствие её использования в борьбе за партнера, подразумевает, что сначала эволюционировало «обнимание», а затем, в результате отбора, эволюционировала длинная шея.

Помимо отсутствия каких-либо доказательств вышеупомянутой теории, еще одна проблема заключается в том, что жирафы с короткими шеями не могли бы использовать их как дубинки, а значит, обнимание было бы совершенно неэффективным до тех пор, пока у жирафов не появились бы длинные шеи. Как могло обнимание эволюционировать до появления длинных шей, с помощью которых жирафы совершают эти обнимания? Они могли использовать удары головой (как делают самцы оленя) до того, как у них эволюционировали длинные шеи. Проблема этой теории состоит в том, что длинная шея мешала бы жирафам, которые бились головами (им нужны были короткие шеи), и природа должна была бы «отобрать» этот признак как очень неудобный.

Более того, построенная на обряде обнимания гипотеза не объясняет наличие у жирафов длинных ног. У разных животных разные ритуалы, и появление в ходе эволюции длинной шеи связано с анатомическими и биологическими проблемами, которые необходимо преодолеть (некоторые из них обсуждаются ниже). Согласно научному принципу Оккама, жирафам было бы намного выгоднее, если бы для более функционального ритуала спаривания у них эволюционировала такая же (а не трехметровая) шея, как у других животных.

По утверждению некоторых эволюционистов, длинная шея жирафа эволюционировала как башня для наблюдения за возможными хищниками. Длинная шея в сочетании с хорошим зрением, позволяет жирафу увидеть льва на расстоянии несколько миль. Теория о том, что шея жирафа эволюционировала для того, чтобы он видел врагов, правдоподобна, но у жирафа практически нет врагов. Единственное животное, способное напасть на жирафа, - лев, и то, когда он доведен до отчаяния. По словам Хитчинга, лев – всего лишь спичка для 900-киллограмового жирафа, способного в мгновение ока убить льва своим копытом. Львы могут убить детенышей жирафа, а также жирафы особенно уязвимы, когда они расставляют в стороны ноги, наклоняясь низко к земле во время еды или питья. В действительности самая лучшая защита жирафа это не шея, как принято считать, а их длинные ноги и тяжелые копыта, которые могут нанести врагу смертельный удар. Именно с помощью ударов копытами жирафы защищаются от хищников. Однако всё это подходит для того, чтобы объяснить предположительную эволюцию длинных ног жирафа, а не его длинной шеи.

Шея жирафа: падение еще одного символа эволюции

Шея жирафа: падение еще одного символа эволюции

Жирафы защищаются, отбивая врагов копытами. Отличные копыта могут убить льва в мгновение ока. Взрослые жирафы уязвимы, когда они едят или пьют низко над землей. Способность отбивать копытами неэффективна, когда жирафы занимают опасное положение низко над землей.

В популярном мультфильме Гари Ларсона эволюция жирафа изображена как постепенное вытягивание ног и шеи. Эта забавная пародия в действительности была предложена несколькими исследователями. По их мнению, сначала эволюционировали ноги для того, чтобы жирафы быстро бегали от плотоядных животных, а затем выросли шеи, чтобы жирафы могли растягиваться над землей и поедать высокую траву и пить воду.

Однако этот сценарий тоже связан с проблемами. Длинные ноги не обязательно дают жирафу преимущество убегать от хищников. Кстати, многие самые быстрые животные выживают благодаря ногам, которые намного короче, чем ноги современного жирафа.

Длинная шея жирафа играет еще одну важную роль: она помогает ему подниматься из лежачего положения (жирафы используют шею для того, чтобы переносить свой вес и вставать на свои длинные ноги). Длинная шея также важна во время бега (змеевидное, скользкое движение, которое красиво и ритмично толкает тело жирафа вперед). Благодаря длинной, тонкой шее жираф имеет большую площадь поверхности тела, что обеспечивает эффективное охлаждение. Именно поэтому, в отличие от многих других млекопитающих, обитающих в зонах повышенной температуры, жирафы способны длительное время оставаться на солнце. Всё это (или ничего из этого) могло стать причиной отбора длинной шеи жирафа. Поскольку в равной степени можно утверждать, что длинная шея жирафа эволюционировала для облегчения его спаривания, для защиты от врагов, для терморегуляции, для быстрого перемещения (до 50 км/ч), или по любой другой причине, этот символ дарвинизма кажется слабым и неубедительным. Можно составить целый список характеристик, являющихся наиболее важными для жирафа (наверное, поэтому ученые выбрали сценарий с питанием), но все свойства жирафа являются неразделимыми и указывают на его Сотворение.

Несмотря на то, что учеными были предложены и другие гипотезы, объясняющие необычную морфологию жирафа с помощью естественного отбора (которые мы не можем обсуждать в этой статье из-за ограниченного места), достаточно сказать, что все они неточны и проблематичны. Как отметил Гулд, «шея жирафа не может быть доказательством какого-либо сценария адаптации, предполагаемого дарвинизмом или любой другой теорией» (курсив добавлен).29 В действительности, шея жирафа является замечательным примером, который указывает на множество проблем, связанных с дарвинизмом.

Существуют ли ископаемые свидетельства того, что жираф не эволюционировал?

Вокруг эволюции жирафа ведется много споров, частично связанных с отсутствием эмпирических доказательств. Следовательно, ученые чувствуют полную свободу делать предположения без всяких доказательственных ограничений. В результате они попытались объединить жирафа с животными, которые на самом деле сильно от него отличаются.30 На сегодня существует около десяти видов жирафов (Giraffa camelopardalis). Если обнаруживаемые в огромном количестве ископаемые останки жирафов и отличаются, то лишь по размеру и форме. Ископаемые формы подтверждают, что жирафы оставались неизменными на протяжении «двух миллионов лет» (согласно униформистским методам датирования).31 Более того, существующие ископаемые свидетельства «не дают никакой информации о том, как возник современный жираф со своей длинной шеей».32

Как у подавляющего большинства млекопитающих животных, у жирафа семь шейных позвонков и почти столько же костей ног, за исключением того, что у жирафа кости и позвонки имеют более вытянутую форму.33 Если бы у жирафа происходило удлинение шеи и ног, это должно было бы отображаться в ископаемых костях, однако никаких подобных костей, подтверждающих их эволюцию, обнаружено не было. Сэвидж и Лонг пришли к заключению, что происхождение всех трех основных линий высших жвачных животных (жираф, олень и корова) остается непонятным из-за огромного пробела в летописи окаменелостей.34 Бытует мнение, что в начале плейстоцена жирафы заселяли огромные территории Евразии и Африки, а, следовательно, на этой территории должно обнаруживаться огромное количество ископаемых останков.

Некоторые эволюционисты считают, что отсутствие свидетельств эволюции жирафов является следствием не очень активных поисков ископаемых останков жирафов. Креационисты, наоборот, заявляют, что палеонтологи, извлекшие из недр земли миллионы ископаемых, не обнаружили признаков переходных стадий в удлинении шеи жирафа потому, что этих стадий просто не существует.

Дарвинисты выдвинули одну гипотезу, согласно которой предком жирафов было животное размером с лося под названием Палеотрагус, который был обнаружен недалеко от Афин.6,35 Такое заключение основывается исключительно на том факте, что самое близкое к жирафу животное в летописи окаменелостей – именно Палеотрагус.

Палеотрагус

Раньше считалось, что Палеотрагус относится к ранним жирафовым, и, по мнению многих палеонтологов, он оставил после себя в Плейстоцене две группы предков.36

К этим предкам относятся сиватерии, представляющие из себя громоздких животных (размером со слона), которые некогда скитались по просторам не только Африки, а также и Индии. У сиватерий была короткая шея и закрученные рога, известные как рожочки (лапчатые или плоские структуры, напоминающие оленьи рога, очень отличаются от рожков современных жирафов). Длина многих костей сиватерий была почти в два раза меньше длины костей современных жирафов, к тому же между этими двумя таксонами было много и других отличий.

Второй ветвью группы сиватерий предположительно является семейство Жирафовые. Согласно традиционному мнению относительно эволюции жирафов, жирафы появились как отдельная линия в период Миоцена. Однако не существует никаких ископаемых данных, подтверждающих этот сценарий, и все остальные гипотетические сценарии эволюции жирафов также полны противоречий.37

Считается, что примитивный жираф был быстрым и проворным животным, похожим на современного обитателя лесов, окапи (крупное парнокопытное животное с высотой в холке 160 см).38 Единственный сохранившийся до наших дней представитель жирафовых, помимо самого жирафа, – редко встречающийся окапи. Он обитает только в глубоких тропических лесах центральной части Африки. У него длинная шея, длинные передние ноги и много других внешних признаков, напоминающих оленя. Ученые считают, что окапи очень похож на вымершего Палеотрагуса.39 Существование окапи было подтверждено в 1901 году. Тогда ученые заявили, что это «последнее и единственное крупное млекопитающее животное, которое ускользнуло от зоркого глаза науки до начала двадцатого столетия» (с тех пор это заявление было много раз опровергнуто).

Хотя Палеотрагус и считался первым жирафом, ископаемые данные указывают на то, что это было животное типа окапи. Итак, ископаемые указывают на животных, практически идентичных современному окапи, а жирафы предположительно эволюционировали из древних окапи, и это несмотря на полное отсутствие ископаемых доказательств этой теории. Данные куда лучше подтверждают теорию, согласно которой Палеотрагус в действительности был окапи, присутствующий в летописи окаменелостей в неизменном виде. Жирафы относятся к парнокопытным животным (в отряд Парнокопытные входят животные с двумя или четырьмя пальцами и осью ноги между третьим и четвертым пальцами). К парнокопытным относятся: олени, антилопы, вилорогие антилопы, крупный рогатый скот (полорогие), овцы и козлы, а также окапи, которые относятся к семейству жирафовых.40

Другие животные, предположительно являющиеся предшественниками жирафов, - Самотерии. Они были несколько похожи на оленя, но крупнее по размеру и с более вытянутой шеей. Существует теория, согласно которой жирафы могли эволюционировать из доисторического оленя, имеющего боковой палец, и входящего в надсемейство Олени. Учеными была выдвинута гипотеза: поскольку у жирафов отсутствует боковой палец, он, должно быть, утратился в ходе эволюции.

Жираф – единственный представитель своего рода (Жирафы) и нет никаких данных, указывающих на то, что когда-либо в истории существовало схожее с ним животное.

Жираф – единственный представитель своего рода (Жирафы) и нет никаких данных, указывающих на то, что когда-либо в истории существовало схожее с ним животное. Подобным образом нет никаких ископаемых доказательств эволюции окапи, часто называемого живым ископаемым из-за того, что он «практически не изменился за 15 миллионов лет обитания в своем изолированном убежище с первобытными внешними условиями».41 Основная проблема заключается в том, что, несмотря на обилие ископаемых останков, летопись не доказывает ни одно из многих существующих эволюционных предположений.

Подтверждает ли молекулярная биология эволюцию жирафа?

Данные генетических исследований не подтвердили правильность дарвиновской точки зрения. В исследовании 27 видов, включая полорогих животных и жирафов, результаты были «далеко не одинаковыми».42 Исследование хромосом показало, что семейство вилорогих антилоп было наиболее схожим с жирафами по кариотипу, и что жирафы много чем отличаются от других парнокопытных животных, например, у них больше двуплечих аутосом».43

Жираф поддерживает теорию Сотворения

Проблема для эволюции заключается в том, что все тело жирафа (как физиологические, так и анатомические особенности) работает как единая функциональная единица.44,45 В действительности жираф является прекрасным символом разумного дизайна, так как невероятная сложность тела этого животного требует присутствия всех его частей с самого начала. Все эти части уже должны были работать до того, как появилась и начала функционировать структура шеи. Сам Дарвин сказал о жирафе: «Это прекрасное животное, имеющее удивительно согласованную структуру шеи». Эволюционисты, как правило, объясняют, что длинная шея жирафа появилась не путем эволюции Ламарка, а в результате «ошибки или мутации, которая замечательно сработала».46 На самом деле для образования длинной шеи потребовались бы сотни или тысячи одновременных (или почти одновременных) мутаций – это последовательность событий, вероятность которых в сущности равна нулю.

Проблема для эволюции заключается в том, что все тело жирафа (как физиологические, так и анатомические особенности) работает как единая функциональная единица.

Анатомия жирафа ставит перед эволюцией еще одну большую проблему. По словам Гулда, «длинная шея должна быть связана с изменениями почти в каждой части тела жирафа: длинные ноги для усиления эффекта длинной шеи, и множество других поддерживающих структур (кости, мышцы и связки) – всё для удержания шеи».47 Для того чтобы дотянуться до высоких деревьев, жирафам нужна не только длинная шея, но и длинные ноги. Им также нужна вытянутая морда и длинный язык, чтобы доставать растущие высоко листья акации. Как смог естественный отбор одновременно изменить шею, ноги, язык, приспособленные для захватывания губы, коленные суставы, мышцы и кровеносную систему (необходимую для проталкивания крови от сердца к расположенному далеко от него мозгу)? Это остается загадкой для дарвинистов.

Жирафы, самые высокие животные на планете, могут достигать высоты 5 метров до верхушки их головы. Когда жирафы питаются на земле, они вынуждены опускать свою голову на 2 м ниже сердца, а когда они поднимаются, их голова находится на уровне 3,3 м выше сердца. Во время ощипывания травы и водопоя кровь резко приливает к мозгу жирафа, и так же резко из него уходит. Эта огромная проблема была решена с помощью сложной и уникальной системы клапанов. Сильное сердце жирафа бьется со скоростью 150 ударов в минуту. Вещество из пористой ткани, расположенное под мозгом, помогает регулировать поток крови, так что резкие изменения притока и оттока крови притупляются.45,49

Как смог естественный отбор одновременно изменить шею, ноги, язык, приспособленные для захватывания губы, коленные суставы, мышцы и кровеносную систему (необходимую для проталкивания крови от сердца к расположенному далеко от него мозгу)?

По мнению Гулда, предположение о том, что все важные части организма жирафа изменились все одним махом, делает естественный отбор неэффективным в качестве созидающей силы потому, что в таком случае одновременно должна была появиться и адаптация, как случайное последствие образованной внутри изменчивости».50 Предложенное Дарвином решение заключалось в том, что все эти характеристики не должны были эволюционировать с одинаковой частотой. Другими словами, если шея удлиняется на несколько дюймов за каждый раз, то масса необходимых, поддерживающих структур также соответственно эволюционирует вместе с шеей и дает животному со слегка удлиненной шеей небольшое преимущество, если, к примеру, у него уже есть большое сердце.

Теоретически этот процесс создал бы возможность для многоэтапной эволюции. Гулд называет это «предположительной биологией», но в действительности это предположение, основанное на ничем не подкрепленном допущении о том, что шея медленно эволюционировала. Проблема этого предположения заключается в том, что необходимы не только количественные, но и качественные изменения для создания совершенно новой шеи и структуры кровеносных сосудов, и предположение о качественных изменениях создает проблемы. Подобные допущения позволительны только на основании предположения о том, что эволюция шеи и ног превратила оленеподобного животного в жирафа, а это предположение не имеет никакого основания.

Некоторые новые попытки решить вопрос эволюции длинной шеи жирафа еще хуже старых неверных объяснений. Например, отвечая на вопрос, «Откуда у жирафа длинная шея?», Каттнер51 заявил: У жирафов длинная шея вовсе не потому, что он вытягивал для того, чтобы достать высоко расположенные листья. У жирафов длинная шея потому, что они спаривались с прототипами с удлиненной шеей и поэтому они пережили животных с короткими шеями. Это пример теории естественного отбора, предложенный Дарвином. Но снова возникает вопрос: «Откуда взялись гипотетические прототипы и почему они эволюционировали?»

Заключение

Жираф используется эволюционистами как классический пример исключительной морфологической адаптации к условиям окружающей среды. Часто жираф изображается в учебниках как главный пример естественного отбора. Большинство биологов со времен Дарвина объясняют длину шеи жирафа (в эволюционном контексте), как результат борьбы за выживание с другими млекопитающими животными, питающимися листьями и побегами.52 На самом деле, этот пример эволюции основывается не на данных, а скорее на оторванных от реальности выводах, оказавшихся неточными. Жираф – лишь один из многих символов эволюции, которые хоть и выглядят убедительными и используются для пропаганды эволюции, в действительности оказываются ложными.

В заключение стоит отметить наше согласие с Гулдом относительно того, что «стандартная история об эволюции жирафа на самом деле глупа и необоснованна», и что «в мире жирафов использование роста для ощипывания деревьев акации не доказывает эволюционирования шеи именно для этой функции». По мнению Гулда, существует несколько сценариев, объясняющих наличие у жирафа длинной шеи.53 На самом деле нет никаких научных доказательств в пользу хотя бы одного из его натуралистических объяснений, равно как нет и причины предпочесть одно правдоподобное натуралистическое объяснение другому. Все объяснения – попытки объяснить существующее путем придумывания сказок (по словам самого Гулда).

Как отмечает Хитчинг, «эволюция жирафа, самого высокого в мире животного, часто представляется как классическое доказательство, относительно которого Дарвин был прав, а Ламарк ошибался»,54 но исследование жирафов не дает вообще никаких намеков на то, каким образом эволюционировала явно выгодная для жирафа шея». Будучи дарвинистом, он обеспокоен тем, что шея жирафа используется как пример в поддержку эволюции. Он отмечает: «Если мы будем продолжать изображать наши убеждения (т.е. дарвиновскую эволюцию) с помощью недоказуемой, безосновательной, абсолютно предположительной, и по сути глупой истории, у нас, эволюционистов, будут неприятности».54 Биология, а особенно молекулярная биология, четко указывают на то, что эволюционисты уже столкнулись с неприятностями».1

Гулд выражает свою обеспокоенность этой ситуацией: «Если в качестве основной иллюстрации в учебниках мы выбираем слабую и глупую гипотезу (ложно полагая, что эта выдумка обладает историческим авторитетом и подтверждается данными), мы тем самым втягиваем себя в неприятность. Критики только и ждут, как бы уличить нас в слабости, а затем допустить, что если сторонники теории представляют такой глупый пример в качестве иллюстрации, наверное, вся их теория находится под ударом».56

Критики обнаружили не только это, но также и многие другие слабые звенья в дарвинизме.

Выражаем особую благодарность Вейну Фрер, Брту Томпсону и Джону Вудмораппу за помощь в создании этой статьи.

Ссылки и примечания

  1. Веллс Д., «Иконы эволюции», издательство Regnery, Вашингтон (округ Колумбия), 2001. Также смотрите Труман Р., Что скрывают учебники по биологии об эволюции: обзор Веллса Д., «Иконы эволюции: наука или миф? Почему большая часть того, что мы знаем об эволюции, неправда», журнал TJ 15(2):17-24, 2001. Вернуться к тексту.
  2. Гулд С.Д., «Браво, бронтозавры», издательство Norton, Нью-Йорк, 1991. Вернуться к тексту.
  3. Варгас Д.М., Стивенс К.Р., Вилбрек Х., и Зертух Ф., Нарушение симметрии и адаптация: данные полученные в ходе исследования миниатюрной модели вируса, журнал BioSystems 51:1-14, 1999. Вернуться к тексту.
  4. Хитчинг Ф., «Шея жирафа: где ошибся Дарвин», издательство Ticknor and Fields, Нью-Хевен, 1982. Вернуться к тексту.
  5. Гулд С.Д., «Гора моллюсков Леонардо и диета червей: эссе об истории естествознания», издательство Harmony Books, Нью-Йорк, с.302, 1998. Вернуться к тексту.
  6. Шерр Л., «Высокие блондины, книга о жирафах», издательство Andrews McMeel, Канзас-Сити, с.40, 1997. Вернуться к тексту.
  7. Коттак К.П., «Антропология: исследование разновидностей человека», издательство McGraw-Hill, Нью-Йорк, с.166, 2000. Вернуться к тексту.
  8. Жан Батист де Ламарк, Зоологическая философия, перевод Х. Эллиота, издательство Macmillan, Лондон, с.122, 1914. Вернуться к тексту.
  9. Гулд, ссылка 5, с. 302-303. Вернуться к тексту.
  10. Шерр, ссылка 6, с. 41. Вернуться к тексту.
  11. Гулд, ссылка 5, с. 306. Вернуться к тексту.
  12. Хогланд М., Добсон Б. и Хок Д., «Исследуя работу жизни: наука биологии», издательство Jones and Bartlett, Садбери, Массачусетс, 2001. Вернуться к тексту.
  13. Гулд, ссылка 5, с. 312. Вернуться к тексту.
  14. Спинаг К.А., «Книга о жирафе», издательство Collins, Лондон, 1968. Вернуться к тексту.
  15. Симмонс Р.Е. и Шиперс Л., Победа шеи: половой отбор в эволюции жирафов, журнал The American Naturalist 148(5):771-786, 1996, с.771. Вернуться к тексту.
  16. Аллин М., «Зарафа: настоящая история жирафа, из глубин Африки в сердце Парижа», издательство Walker and Company, Нью-Йорк, с.5, 1998. Вернуться к тексту.
  17. Бартон М. и Бартон Р., Жираф, Международная энциклопедия дикой природы, том 7, издательство Marshall Cavendish, Нью-Йорк, сс.884-889, 1969; с.885. Вернуться к тексту.
  18. Гулд, ссылка 5, с. 312. Вернуться к тексту.
  19. Гулд, ссылка 5, с. 314. Вернуться к тексту.
  20. Осборн Х.Ф., «Происхождение и эволюция жизни», издательство Scribner’s, Нью-Йорк, сс.249-250, 1917. Вернуться к тексту.
  21. Хитчинг, ссылка 4, с.179. Вернуться к тексту.
  22. Симмонс Р.Е. и Шиперс Л., ссылка 15, с.771. Вернуться к тексту.
  23. Симмонс Р.Е. и Шиперс Л., ссылка 15, с.775. Вернуться к тексту.
  24. Аллен Т., Животные Африки, издательство Levin, Вашингтон, с.86, 1997. Вернуться к тексту.
  25. Симмонс Р.Е. и Шиперс Л., ссылка 15, с.771. Вернуться к тексту.
  26. Витфилд П., Естественная история эволюции, издательство Doubleday, Нью-Йорк, с.13, 1993. Вернуться к тексту.
  27. Гулд, ссылка 5, сс.317-318. Вернуться к тексту.
  28. Шерр, ссылка 6, с.42. Вернуться к тексту.
  29. Гулд, ссылка 5, сс.317. Вернуться к тексту.
  30. Дэгг А.И. и Фостер Д.Б., Жираф: его биология, поведение и экология, издательство Van Nostrand Reinhold, Нью-Йорк, 1976. Вернуться к тексту.
  31. Шерр, ссылка 6, с.42. Вернуться к тексту.
  32. Гулд, ссылка 5, сс.315. Вернуться к тексту.
  33. Гулд, ссылка 5, сс.309. Вернуться к тексту.
  34. Сэвидж Р.Г. и Лонг М.Р., Эволюция млекопитающих, Facts on File, Нью-Йорк, с.228, 1986. Вернуться к тексту.
  35. Бентон М.Д., Филогенез и классификация четвероногих животных, том 2: Млекопитающие, издательство Clarendon Press, Оксфорд, 1988. Вернуться к тексту.
  36. Стол Б.Д., История позвоночных: проблемы эволюции, издательство Dover, Нью-Йорк, с.523, 1985. Вернуться к тексту.
  37. Дженис К.М. и Скотт К.М., Филогенез жвачных (Парнокопытные, Млекопитающие); взято из работы Бентона, ссылка 35, глава 10. Вернуться к тексту.
  38. Колберт Е., Эволюция позвоночных, издательство Wiley, Нью-Йорк, с.395, 1961. Вернуться к тексту.
  39. Стол, ссылка 36, с.523. Вернуться к тексту.
  40. Колберт, ссылка 38, с.372. Вернуться к тексту.
  41. Шерр, ссылка 6, с.42. Вернуться к тексту.
  42. Георгиадис Н.Д., Кат П.В., и Окетч Х., Дивергенция аллозимов внутри полорогих, журнал Evolution 44(8):2135-2149, 1991. Вернуться к тексту.
  43. Галлагер Д.С. дж, Дерр Д.Н. и Вомак Д.Е., Сохранение хромосом среди развитых высших жвачных (Pecora) и определение кариотипа примитивного полорогого жвачного животного, журнал J.Heredity 85(3):204-210, 1994. Вернуться к тексту.
  44. Дэвис П. и Кеньон Д., О пандах и людях; главный вопрос биологического происхождения, издательство Haughton, Даллас, 1993. Вернуться к тексту.
  45. Брентли Г., Живой небоскреб, журнал Discovery 5:26, апрель 1994. Вернуться к тексту.
  46. Шерр, ссылка 6, с.40. Вернуться к тексту.
  47. Гулд, ссылка 5, с.309. Вернуться к тексту.
  48. Когда вода доступна, жирафы обычно пьют из ставков и ручьев, но вр время засухи они прекрасно выживают, оставаясь без воды на протяжении нескольких недель. Вернуться к тексту.
  49. Хофланд Л., Жирафы: животные, выделяющиеся из толпы, журнал Creation 8(4):11-13, 1996. Вернуться к тексту.
  50. Гулд, ссылка 5, с.309-310. Вернуться к тексту.
  51. Каттнер П., Самые коварные вопросы науки, издательство Barnes & Noble, Нью-Йорк, сс.66, 217, 1998. Вернуться к тексту.
  52. Симмонс и Шиперс, ссылка 15, с.5. Вернуться к тексту.
  53. Гулд, ссылка 5, с.318. Вернуться к тексту.
  54. Хитчинг, ссылка 4, с.178. Вернуться к тексту.
  55. Гулд, ссылка 5, с.315. Вернуться к тексту.
  56. Гулд, ссылка 5, с.314. Вернуться к тексту.

Джерри Бергман работает над получением своей девятой ученой степени. В прошлом он занимался исследованиями в области биологии, химии, психологии, анализа данных и научных исследований. Он закончил Уэйнский государственный университет в Детройте, Медицинский Колледж штата Огайо в Толидо, а также Государственный Университет Боулинг Грин. Д-р Бергман много пишет и преподает биологию, химию и биохимию в колледже Нортуэст, Арчболд (Огайо).


Смотрите также:

  1. Жирафы фото



опубликовано материалов

Популярные статьи:

что такое гравитация? Кто создал Бога? Динозавры жили с людьми Тука и его удивительный клюв Уникальная планета Земля




Поддержите наш проект, разместив нашу ссылку на сайте своей организации, в своем блоге или на страничке социальных сетей.
"Разумный Замысел"
http://www.origins.org.ua
банер Разумный Замысел


Система Orphus
нижняя полоса сайта