Антихристианский характер нацизма и лежащий в его основе дарвинизм (2 часть)

Джерри Бергман

Лютер, Дарвин и нацистский истребленческий антисемитизм

Лютер союзник Гитлера?

Как и в случае с расизмом, у антисемитизма тоже есть длинная история. Однако только нацисты поставили его в один ряд с расизмом в рамках теории Дарвина, и возвели его до таких высот, что он превратился в истриебленческую философию при поддержке активной политики. И хотя нацисты действительно пользовались трудами Мартина Лютера, по мере того, как они соответствовали их требованиям, было бы совершенно неправильно изображать Лютера таким себе предтечей Гитлера.

Читайте также: Антихристианский характер нацизма и лежащий в его основе дарвинизм (1 часть)

Споры Лютера с иудеями были полностью религиозными по своей природе, при чем в них даже намека не было на дарвинистский или истребленческий антисемитизм. Уродливая религиозная полемика Лютера была ответом на уродливые нападки иудеев на Иисуса Христа. В заданном историческом контексте оскорбительный тон религиозной полемики был повсеместным явлением тех времен. Например, Лютер называл папу Римского антихристом, а затем правоверный католический король Генрих VIII отвечал Лютеру тем, что назвал его «худшим из волков ада». Лютер также обменивался непристойными сарказмами с советником католического короля Генриха, Томасом Мором (автором «Утопии»).

Неверное понимание дарвинизма?

На сегодняшний день тема расизма считается неприемлемой в академических кругах (кроме тех случаев, когда этот термин используется для определения неких политиков левоцентристскими группами). Однако дарвинизм, как и всегда, прочно стоит на ногах, особенно когда используется в качестве оружия против религии. Тем не менее, нам говорят о том, что невежественно считать, будто дарвинизм оправдывает или даже подразумевает под собой расизм.

Отсюда следует логический вывод: данное мировоззрение означает, что все немецкие ученые по большому счету просто неправильно поняли дарвинизм. Принять это трудно. Прежде всего, в Германии, где в те времена был наиболее высокий в мире уровень образования (с. 205). Бергман отмечает, что в начале 20го века немцы стояли на вершине науки. До Второй мировой войны немецкие ученые получали львиную долю Нобелевских премий, а ученым всего мира приходилось учить немецкий язык для того, чтобы читать научную литературу (pp. 103–104).

Немецкие ученые не только не рассматривали нацизм, как неправильное понимание или неправильное использование теории Дарвина; они с энтузиазмом поддерживали нацистов (с. 103), и лишь мизерное количество немецких интеллигентов не соглашались с этим (сс. 128, 130). И поддержка нацистов не была капитуляцией перед неизбежным. Ни одного из ученых не заставляли вступать в нацистскую партию, однако более 50% биологов, работавших в императорском институте, в нее вступили (с. 125). Еще в 1938 году австрийский этолог Конрад Лоренц вступил в нацистскую партию и посвятил все свои научные усилия продвижению национального социализма (с. 125), который он всем сердцем поддерживал публично (с. 270). Десятилетия спустя, в 1973 году, о его нацистском прошлом, очевидно, забыли, и он стал одним из лауреатов Нобелевской премии за «открытия в сфере организации и выявлении моделей индивидуального и социального поведения».

Так кто же понял Дарвина «правильно»? Современные мыслители или мыслители прошлого? В любом случае, не следует слепо верить ученым, непрестанно утверждающим, что эволюция от молекул до человека – это не подлежащий сомнениям факт.

Читайте также: Евгеника: гибель беззащитных

Мышление, превосходящее принцип «кто сильнее – тот и прав»

Продолжая тему предыдущего раздела, следует отметить, что «социальный дарвинизм» обычно рассматривается как чрезмерное упрощение, если не карикатура дарвинизма 19-го столетия, как мышление в стиле «кто сильнее – тот и прав», применяемое к расовой политике, к геополитике, к боевым действиям или к миру бизнеса. Ведь в мире природы существуют многие различные формы биологической приспособляемости. Существую различные способы, с помощью которых организм может успешно передать свои гены потомкам с молчаливого согласия других организмов. Например, один организм может действительно обладать приспособленностью посредством права «кто сильнее – тот и прав», обладая исключительной способностью отражать нападения хищников. Однако другой организм может обладать приспособляемостью в результате атипичной способности произведения на свет большего количества потомков, компенсируя утрату конспецифичности (и их генов) в результате поедания хищниками, и, таким образом, обеспечивая, чтобы гены, отвечающие за плодовитость, в конце концов стали нормой для данной популяции.

Хотя принцип «кто сильнее – тот и прав», был одной из составляющих дарвинизма в понимании и применении нацистов Германии, как об этом неизменно заявлялось с полным презрением к христианском учению, о сострадании к слабым (например, с. 59), вряд ли дело ограничивалось только этим. Очевидно, что нацисты уже понимали дарвиновскую приспособленность в более широком и современном смысле. Например, Геккель рассматривал эволюционную приспособленность в эволюции человека не только через призму физического и ментального совершенства, но также в аспекте «симметрии всех частей тела и равномерного развития» (с. 79). Учебники по биологии в нацистской Германии предвидели возникновение современного понятия «семейный отбор». Принесение в жертвы чьей-то жизни может обеспечить возможность передачи генов через членов семьи (p. 278). Очень часто этот принцип используется эволюционистами для объяснения сущности альтруизма в природе.

Как ни странно, но нацисты, рассматривавшие концепцию дарвинистской приспособленности намного шире, чем принцип «кто сильнее – тот и прав», на самом деле понимали ее, по современным стандартам, слишком широко. Например, немецкие ученые считали, что такие модели человеческого поведения, как преступность, разводы, наличие грыж, «любовь к плаванью под парусами» и т.п. были наследственными чертами, подлежащими естественному отбору (с. 82)! То же самое касалось и бездомных («асоциалов», с. 135). Вера нацистов в то, что иудеи, несмотря на свой интеллект, были неизбежно подвержены лукавству и аморальности, означала, что обе этих черты считались наследственными (сс. 69, 87).

Более того, изощренное нацистское понимание дарвинистской приспособленности преобразовывалось в практические действия. Например, евгеника в Германии доводила до стерилизации людей, страдающих шизофренией, слабоумием, эпилепсией, слепотой, физическими уродствами, сильным пристрастием к алкоголю и наркотикам и т.п. (с. 84). Это означало, что все эти характеристики считались наследственными и подверженными естественному отбору, и их можно (и нужно) искоренить с помощью систематического удаления носителей этих характеристик из генофонда.

С другой стороны, печальноизвестная программа «Лебенсборн» (Рисунок 2) основывалась на предположении о том, что такие черты характера как мужество, верность, решительность, чувство гордости и т.п. были наследственными. И людей можно (и нужно) сознательно разводить, чтобы сделать эти черты распространенными среди людей (с. 254).

И, наконец, немцы усиленно практиковали то, что проповедовали. Они не только использовали дарвинизм в качестве основания для преследования и уничтожения других народов, а также опирались на дарвинизм для того, чтобы подвергать гонениям своих собственных людей, как было отмечено выше – все во имя эволюционного прогресса. И такие случаи не были редкостью. Бергман (с. 100) говорит о том, что, таким образом, примерно 275 тысяч человек, большинство из которых были немцами, были преданы эвтаназии из-за «расовой слабости».

Многие врачи были подобны доктору Менгеле

Йозеф Менгеле был, вне всяких сомнений, самым известным из врачей-нацистов. Он был автором многих «селекций», производимых в лагере смертников Аусшвитц-Биркенау, и прославился своими изуверскими экспериментами над беззащитными людьми, в том числе и детьми. Бергман посвятил целую главу своей книги этому человеку и его действиям.

Дурная слава доктора Менгеле не должна затмевать того факта, что он был всего лишь вершиной айсберга. Таких «докторов Менгеле» было множество. Известно, что как минимум 400 немецких врачей проводили чудовищные эксперименты над людьми, но только 20 из них предстали перед судом за свои преступления (с. 142). Ни один из этих немецких врачей не «выполнял приказ». Показательно и то, что ни одного из врачей не заставляли проводить эвтаназию. Более того, в записках самого Гитлера 1939-го года по данному поводу говорилось, что это было «предоставление полномочий» (Vollmacht), а не приказ (Befehl) (с. 139). Участие всех этих врачей в нацистко-дарвинистской программе вряд ли можно назвать случайностью. Уже в 1933 году, по словам профессора Майкла Кейтера, немецкие врачи в превалирующем большинстве состояли в нацистской партии и смежных организациях (с. 133). Неужели все эти врачи, изучавшие биологию и смежные дисциплины, «неправильно поняли» Дарвина?

Дарвин вдохновлял нацистское руководство

Личные интересы Гитлера нашли четкое отображение в его личной библиотеке, которая была захвачена Союзниками в конце войны. Бергман комментирует это так: «Мы знаем, что Гитлер прочитал много книг по евгенике, расизму и подобным темам, потому что он любил отмечать прочитанные книги, а в некоторых даже оставлял заметки карандашом» (с. 38).

Одним из поразительных выводов книги Бермана является вывод о том, насколько часто Дарвин становился убийцей веры среди лидеров нацистов, которые ранее были посвященными христианами. Это касается Йозефа Менгеле (сс. 149–150), Генриха Гиммлера (с. 178), и Йозефа Геббельса (сс. 191–192). Таким образом, в возрасте раннего юношества эти «дарвинизированные» студенты колледжа становились легкой добычей нацистской идеологии и культа личности Гитлера.

Про-христианские заявления Гитлера

Недоброжелатели христианства часто указывают на некоторые заявления Гитлера, благоприятные для христианства, как на доказательства того, что он был дружелюбно настроен по отношению к христианству, если не сказать, что сам был активным христианином. Какой же вывод мы должны сделать на основании этого?

Лебенсборн

Рисунок 2. Программа «Лебенсборн» в действии.

Политики склонны говорить людям то, что они хотят услышать, и обычно их слова являются позированием. Гитлер умел хорошо притворяться, и не удивительно, что некоторые церковные лидеры поверили, что Гитлер, в худшем случаем, был благодушен по отношению к христианству (p. 67). Немецкая церковь была сильно подвержена мирскому мировоззрению (например, повсеместно принимала теорию Дарвина), и во многом немецкое христианство основывалось скорее на культуре, нежели на убеждениях. Поэтому не удивительно, что большая часть церкви поверила Гитлеру в том, что они хотели воспринимать, как правду.

Не удивительно и то, что Гитлер использовал христианскую тематику, пытаясь представить себя спасителем немецкого народа от реальных и воображаемых напастей, а затем и борцом с большевизмом. [В этом случае он весьма удачно забыл о том, что ранее вступал в альянсы с коммунистами, а именно с Советским Союзом в 1939–1941 годах в борьбе против Польши].

И когда в 1945 году Третий Рейх испустил дух, Гитлер сделал множество нелогичных заявлений. К ним относились заявления о том, что он еще возвратится с победой. И его «про-христианские» заявления тех времен следует рассматривать именно в таком свете (с. 303).

Враждебная антихристианская позиция Гитлера

Ученые, среди которых можно назвать Джорджа Констабля, Аяна Кершоу и Аллана Баллока, считают, что Гитлер скрывал свою антихристианскую позицию в силу определенных тактических причин (сс. 13–14, 64). Он не мог себе позволить вести войну против церкви, борясь с другими врагами. Кроме того, плохо продуманные действия Йозефа Геббельса и Юлиуса Штрайхера стали для него предупреждением. Оскорбительные нападки Геббельса и Штайхера на христианство порождали злобную ответную реакцию даже со стороны номинальных немцев-христиан (сс. 198, 250).

Несмотря на то, что на публике Гитлер демонстрировал нейтральную или дружественную позицию по отношению к христианству, в своих действиях он иногда проявлял свою истинную сущность. По имеющимся сведениям, он любил читать антихристианскую литературу, и делал враждебные публичные заявления против церкви и духовенства (напр. с. 64, сс. 13–14). В одном из своих дневников Геббельс дал Гитлеру такую характеристику: «глубоко религиозен, но и глубоко настроен против христианства» (с. 199).

Не считая одного короткого периода в раннем детстве, Гитлер никогда не был религиозен. Он все больше идентифицировал себя со своим отцом-агностиком. В отрочестве он отказывался от настойчивых просьб своей матери посещать с ней церковь, несмотря на то, что очень любил ее (с. 57). В подростковом возрасте, как вспоминают друзья Гитлера, он любил читать книги, посвященные инквизиции и другим темам, которые, по его мнению, дискредитировали церковь (с. 57).

Чтобы понять, что Гитлер на самом деле думал по поводу христианства, нужно исследовать, что он говорил в личных беседах своим доверенным людям. Алан Баллон отмечает, что Гитлер называл христиан «презренными рептилиями», которые пользуются слабостями немцев и повторяют придуманные евреями сказки (с. 303).

Историк Джордж Констабль отмечает, что Гитлер в приватных беседах говорил о том, что хочет рано или поздно коренным образом уничтожить христианство в Германии (сс. 13–14). Сам Гитлер однажды сказал: «Я сам по своей сущности безбожник до мозга костей» (с. 57). Вот вам и конец мифа о том, что Гитлер был христианином в каком-либо виде или форме.

Что произошло бы, если бы Германия победила во второй мировой войне? Бергман обращает наше внимание на один очень важный документ, находящийся в архивах университета Корнелл. Он датируется временем проведения Нюрнберских трибуналов и задокументирован стороной обвинения, Уильямом Донованом. Этот документ, который назывался «Генеральным планов нацистов», предполагал полное истребление всех церквей в Германии (с. 9).

Другие любопытные факты

В данном труде собраны разнообразные малоизвестные факты. Например, присутствие евреев среди предков Гитлера долгое время было предметом споров. Проведенное генетическое исследование подтвердило тот факт, что в родословной Гитлера действительно были евреи – об этом рассказывается в разделе под названием «Иудейский мир» (с. 53).

Вскоре после введения Нюрнбергских законов, нацисты конфисковали еврейское огнестрельное оружие (с. 23).

Сегодня, рассуждая об антихристианском духе большей части западных академических кругов и средств массовой информации, мы слышим заявления о том, что церковь была, по большому счету, соучастницей холокоста, даже если речь идет всего лишь о ее молчании. По иронии судьбы, никто кроме Альберта Эйнштейна не хвалил церковь за то, что она противостояла нацистам дольше любых других институций в Германии (с. 70).

Заключение

Существует огромное количество доказательств, свидетельствующих о том, что дарвинизм играл важнейшую, если не центральную роль в мировоззрении и действиях нацистов. Есть доказательства и того, что Гитлер и другие нацисты не только не были христианами, но и были очень серьезно настроены против христианства.

Представление о Дарвине и дарвинизме в нацистской Германии во многом отличалось от современного понимания данных концепций. На самом ли деле нацисты и поддерживающие их видные деятели «не правильно понимали» дарвинизм, или, в отличие от современных ученых, они безошибочно открыли для себя всю полноту позиции Дарвина?

Подпишись на рассылку

Электронная рассылка позволит тебе узнавать о новых статьях сразу как они будут появляться