Загадка древних египетских машин(продолжение)

Кристофер Данн

В душной атмосфере туннеля было трудно дышать. Можно себе только представить, что было бы (и насколько это было бы вредно для здоровья), если б кто вздумал полировать этот гранит прямо здесь, каким угодно методом. Не правда ли, было бы лучше проводить такую работу на открытой площадке? Я был так удивлен своей находкой, что сообразил намного позже - строители этих реликвий, по некоторой своей тайной причине, стремились быть предельно точными принципиально. Они пошли на такое затруднение, чтобы принести в туннель незаконченное изделие и дорабатывать его под землей, по серьезным причинам! Это - логичный поступок, если требуется высокая степень точности обрабатываемого объекта. Доводить до конца эту работу с такой точностью в другом месте, где иная атмосфера и иная температура, скажем, на открытом воздухе под горячим солнцем, означает только одно - законченное изделие, установленное по завершении работы в прохладе, потеряет достигнутую точность. Гранит изменит свою структуру за счет через теплового расширения и сжатия. Решение и тогда, и сейчас, конечно, состоит в том, что создавать точные поверхности нужно исключительно по месту их размещения.

И эта моя догадка, и понимание ее как задачи чрезвычайной важности древними мастерами - всё это выходило за пределы моих самых необузданных мечтаний об открытиях, которые могли быть сделаны в Египте. Для человека с моими техническими наклонностями это было едва ли не более впечатляюще, чем находка могилы Тутанхамона. Принципиальность египтян в вопросах точности совершенно ясна, но для чего? Дальнейшие исследования этих артефактов должны включать полную картографию и осмотр со следующими инструментами:

  • Интерферометрический лазер со способностью проверки плоскости поверхности;

  • Сверхзвуковой датчик толщины, чтобы проверить толщину стен и степени их однородности по толщине;

  • Оптический измеритель рельефа с монохроматическим источником света.

Действительно ли поверхности доведены до оптической точности?Я вошел в контакт с четырьмя точными обработчиками гранита в США и не смог найти того, кто мог бы выполнить такую работу. С Эриком Лейтером (Tru-Stone Corp.) я обсуждал в письме техническую выполнимость создания нескольких египетских артефактов, включая гигантские гранитные коробки, найденные в туннелях под храмом Серапиум в Саккаре. Он отвечал следующим образом:

«Дорогой Кристофер, Сначала я хотел бы поблагодарить вас за предоставление мне всей этой изумительной информации. Большинство людей никогда не получает возможность принять участие в чем-либо подобном. Вы упомянули, что коробка была получена из единого твердого блока гранита. Кусок гранита такого размера оценивается по весу в 200.000 фунтов, если это был белый гранит из каменоломен Сьерры, который весит приблизительно 175 фунтов/куб.фут. Если бы имелась хотя бы часть того размера, стоимость была бы огромна. Только необработанный кусок скалы стоил бы где-нибудь в районе 115.000 долл. Эта цена не включает обработку блока с изменением размеров и погрузке. Следующая очевидная проблема была бы в транспортировке. Было бы не обойтись без огромного количества справок и специальных разрешений от D.O.T. и стоило бы это тысячи долларов. По информации, которую я получил из вашего факса, египтяне переместили этот кусок гранита почти на 500 миль. Это - невероятное достижение для общества, которое существовало сотни веков назад...».

Эрик продолжил, что его компания не имеет оборудования и возможностей произвести подобные гранитные короба. Он сказал, что его компания могла бы создать короба не менее чем из 5 частей, отправить их клиенту и смонтировать на месте.

Другой артефакт, который я осмотрел, был обломком гранита, на который я, весьма буквально, наткнулся при прогулке по плато Гиза на следующий день. После предварительного исследования этого обломка я заключил, что для его создания древние строители пирамид  должны были использовать механизм с тремя осями движения (X-Y-Z), чтобы перемещать инструмент по трем измерениям. Без учета невероятной точности обычные плоские поверхности, являющиеся простой геометрией, позволительно объяснить использованием простых методов. Этот кусок, тем не менее, переводит нас от вопроса «какой инструмент использовался для его обработки?» к более продвинутому вопросу - «что приводило в движение режущий инструмент?». Для того чтобы задавать подобные вопросы и получать на них удовлетворительные ответы, полезно иметь опыт механической обработки поверхностей.

Многие из изделий современной цивилизации невозможно было бы создать посредством простой ручной работы. Мы окружены изделиями, которые являются результатом труда людей разной степени физических сил и опыта, мужчин и женщин, применяющих свой интеллект для создания инструментов, которые преодолевают физические ограничения. У нас есть сложное машинное оборудование для производства матриц (штампов), создающих эстетически совершенные формы автомобилей, на которых мы передвигаемся, радио, которое мы слушаем, устройства и приборы, которые мы используем. При создании матриц для производства этих изделий обрабатывающий инструмент должен точно следовать по намеченной линии в трех измерениях. В некоторых случаях инструмент будет двигаться, используя три или более осей вращения. Артефакт, на который я смотрел, требовал как минимум трех осей вращения для его обработки. Когда наша станкостроительная промышленность была относительно молода, она использовала методы, в которых доработка формы производилась вручную, используя шаблоны в качестве ориентира. Сегодня, с использованием числового компьютерного контроля машин, надобность в ручной работе невелика. Небольшая полировка для удаления нежелательных следов инструмента - вот и вся ручная работа. Таким образом, предполагая, что артефакт был произведен на трехосной машине, нужно искать на поверхности образца следы инструмента. Это именно то, что я нашел на плато Гиза, расположившись на открытом месте к югу от Великой пирамиды приблизительно в 100 ярдах (90 м) к востоку от Второй пирамиды.

Гранитный блок сложной формы

Вокруг этого места так много камней всех форм и размеров, что случайный взгляд может ничего не заметить. Так много, что даже у человека с «профессиональным взором» артефакт может вызвать внимание лишь поверхностное. Мне повезло, что объект все-таки привлек к себе мое пристальное внимание, и что у меня были некоторые инструменты для его исследования. Артефакт представлял из себя две глыбы, лежащие рядом, одна была чуть больше другой. Обе они первоначально составляли единое целое. Для осмотра мне понадобились все инструменты, которые я принес с собой. Больше всего меня заинтересовала точность профиля камня и его симметрия.

Перед нами был объект, который в трехмерном объеме мог сравниться по форме с маленьким диваном. Место исследования - линия перехода к стенкам и задней спинке. Я исследовал профиль, используя свой датчик по трем его продольным осям, начиная с закругленного перехода около задней части и заканчивая боковой точкой плавного перехода, где радиус контура встречался с фронтальной частью. Проводной измеритель радиуса - не лучший способ определять точность этой части. При фиксации провода в одном положении на блоке и перемещении в другое положение, измеритель мог исказить линию, но вопрос может быть лишь в том, компенсировала ли рука эту некоторую погрешность. Однако, помещая «параллель» в нескольких точках по осям профиля и вокруг них, я обнаружил, что поверхность была чрезвычайно точной. В одном точке около трещины в куске был небольшой просвет, но остальная часть куска имела просвет очень небольшой.

Снятие воскового отпечатка

К этому времени я собрал вокруг целую толпу. В самое спокойное время трудно пересечь плато Гиза без того, чтоб не привлечь внимание погонщиков верблюдов, наездников ослов и продавцов безделушек. Чуть позже того момента, когда я достал инструменты из моего рюкзака, я получил в подарок от судьбы двух добровольных помощников, Мохаммеда и Мустафу, которых абсолютно не интересовала какая-либо компенсация за помощь. По крайней мере так они мне сказали... но я могу для торжества справедливости заявить, что всё-таки это приключение стоило мне новой рубашки. Я вычищал песок и грязь из угла большего блока и промывал его водой. Я использовал белую футболку, которую нес в своем рюкзаке, для протирки насухо угла, чтобы получить с него восковой слепок. Мустафа уговорил меня отдать ему футболку прежде, чем я уехал. Я был так вдохновлен своей находкой, что пошел Мустафе навстречу. Мохаммед держал проводной измеритель в разных точках контура, в то время как я фотографировал. Я взял воск и нагрел его спичкой, любезно предоставленной гостиницей Movenpick, затем прижал воск к углу скругленного перехода. Я отрезал выдавившуюся часть и поместил ее в различные точки вокруг. Мохаммед усердно держал воск все время, пока я фотографировал. К этому времени за нами  наблюдали старый погонщик верблюда и - подозрительно - полицейский на лошади.

Проверка точности радиального скругления

При помощи воска я обнаружил равномерный радиус скругления, тангенциальный с контуром, задней частью и боковой стенкой. Когда я возвратился в США, я измерил воск, используя датчик радиуса, и нашел, что это была правильная окружность размером в 7/16 дюйма (1,11 см). Закругленный переход на боковую сторону (подлокотник) имеет конструкционную особенность, которая является обычной в современной инженерной практике. При обработке рельефа в углу сопрягающаяся часть, которая должна выравниваться или соединяться впритык с поверхностью большего радиуса перехода, может иметь меньший радиус. Эта особенность предусматривает более эффективное действие механической обработки, потому что позволяет применить режущий инструмент большого диаметра, и поэтому здесь должен использоваться большой радиус перехода. При достаточной прочности инструмента можно удалять значительное количество материала в процессе обработки. Я полагаю, что можно собрать больше, гораздо больше, фактов, используя эти методы исследования. Я полагаю, что Каирский музей содержит много артефактов, которые, будучи должным образом проанализированы, приведут к заключению, сходному с моим. Использование скоростных моторизованных механизмов и того, что мы могли бы назвать современными методами нестандартной механической обработки в производстве гранитных артефактов, найденных в Гизе и других местах Египта, дает основание для серьезного исследования квалифицированными, непредубежденными людьми, которые могли бы подойти к предмету исследования объективно.

С позиций более полного понимания уровня технологии, использованной древними строителями пирамид, значения этих открытий огромны. Мы не только предоставили факты, доказывающие высокий уровень развития древних, о которых исследователи ничего не знали в течение десятилетий - но и указали область исследований, в которой можно двигаться дальше. Понимание механизма производства открывает реальные возможности для ответа на вопрос о цели и мотивах древних мастеров.

Точность этих артефактов очевидна и не случайна. Даже если не задаваться вопросом, как они были созданы, мы все равно еще не ответим на вопрос - зачем была нужна такая точность. Открытие новых данных неизменно поставит перед нами новые вопросы. Вполне естественно в этом случае спросить: «Где эти машины?» Машины - это инструменты. Вопрос этот можно задавать сколько угодно и кому угодно, а особенно тем, кто верит, что использовались какие-нибудь другие методы. Правда заключается в том, что для объяснения любой теории о постройке пирамид или создания гранитных коробов никаких подходящих инструментов не были найдено вообще! Больше восьмидесяти пирамид было обнаружено в Египте, а инструменты, которыми их строили, никогда не были найдены. Даже если мы примем положение, что медные инструменты способны создавать эти невероятные артефакты, немногие найденные медные орудия не составят того количества, что использовались бы, если бы каждый каменщик, работавший на пирамидах только на участке Гиза, имел бы один или два инструмента. Одна только в Великая пирамида, согласно оценкам, состоит из 2.300.000 известняковых и гранитных каменных блоков, весящих от 2-х до 70 тонн каждый. Это - гора артефактов, и нет никаких инструментов, способных объяснить ее создание.

Принцип «Бритвы Оккама», согласно которому самые простые решения имеют силу, пока не доказана их ошибочность, руководил моим стремлением понять методы строителей пирамид. Египтологам не хватает одной составляющей данного принципа. Самые простые объяснения не соответствуют имеющимся фактам, а они отказались рассматривать другие, более сложные допущения. Есть некоторые подозрения, что способности древних строителей пирамид были серьезно недооценены. И наиболее внятное свидетельство, о котором я могу сказать - это точность и высокий уровень технологий механической обработки, которые даже нашим обществом достигнуты только в последние годы.

Некоторые технологии, которыми обладали египтяне, все еще изумляют современных мастеров и инженеров прежде всего по этой причине. Развитие машинной индустрии существенно связано с наличием потребительских товаров и потребностью найти покупателя. Это - контрольная точка для оценки уровня производственного развития общества, сравнимого с нашим. Производство - индикатор всех научных и технических усилий. Более сотни лет промышленность прогрессировала по экспоненте. С тех пор, как Петри сделал свои критические наблюдения между 1880 и 1882 годами, наша цивилизация с головокружительной скоростью прыгнула вперед в деле обеспечения общества продукцией, созданной современными производителями. И тем не менее, более чем через сотню лет после Петри, эти производители крайне изумлены достижениями древних строителей пирамид. Они изумлены не столько осознанием того, на что способно использовавшее примитивные инструменты общество, сколько сопоставимостью этих доисторических артефактов с их собственным нынешним уровнем знания и технического развития.

Интерпретация и осознание уровня технологии цивилизации не связаны напрямую с сохранностью письменных источников с записями достижений. «Гайки и болты» нашего общества не всегда описываются адекватно, и каменная фреска лучше передаст «гуманитарное» сообщение, нежели метод, использованный при ее создании. Описание уровня технологии современной цивилизации отсутствуют в средствах массовой информации, которые являются уязвимыми и могут, очевидно, прекратить свое существование в случае всемирной катастрофы типа ядерной войны или еще одного ледникового периода. Следовательно, после нескольких тысяч лет интерпретация методов мастера может быть более точна, чем интерпретация его языка.  Язык науки и техники не имеет такой свободы, как речь. Так, даже при том, что инструменты и машины не сохранились за тысячи лет с момента их использования, на основании объективного анализа свидетельств мы должны принять, что они существовали.

Мы еще многое узнаем о наших отдаленных предках, если подойдем к этому объективно и примем как факт, что другая цивилизация отдаленной эпохи могла обладать производственными методами, возможно, даже более совершенными, чем наши собственные. Поскольку мы ассимилируем новые данные и новые представления старых данных, с нашей стороны будет мудрым последовать совету, который Петри дал американцу, посетившего его во время исследований на плато Гиза. Американец образно выразился в том плане, что после ознакомления с результатами Петри, которые, несомненно, разрушили некую любимую теорию эпохи пирамид, нужно похоронить старую концепцию. Петри сказал: «Во что бы то ни стало устройте старым теориям достойные похороны; хотя мы должны позаботиться, чтобы в этой поспешности не был похоронен живым ни один из раненых».

С таким убедительным собранием артефактов, доказывающих существование высокоточных машин в древнем Египте, идея о строительстве Великой пирамиды некоей развитой цивилизацией, которая обитала на Земле еще раньше, становятся более допустимыми. Я не утверждаю, что эта цивилизация была более чем наша развита технологически, но, кажется, в отношении уровня работы мастеров и строительства она превышала наши способности. Огромные части чрезвычайно твердой вулканической породы, выглядящие продукцией точной машинной обработки, совсем не вяжутся с представлениями о рутинной ручной работе.

Рассуждая логически, цивилизация строителей пирамид могла развить свое знание так же, как и любая другая, достичь своего «состояния искусства» через технологический прогресс в течение многих лет. Есть и другие точки зрения. Исследователи ищут ответы на многие нерешенные вопросы, допуская идею других развитых обществ на земле в отдаленном прошлом. Возможно, что новые открытия заставят нас переписать книги по истории, а уж если человечество способно учиться на чужих ошибках, то, возможно, наш опыт пойдет на пользу будущим поколениям. Новые технологии и прогресс в науке позволяют нам пристальнее посмотреть на старый подход к история мира, и этот подход, похоже, был неверен. Поэтому занимать позицию, принципиально отрицающую новые открытия, просто нелогично.

Источник-www.goldentime.ru





опубликовано материалов

Популярные статьи:

что такое гравитация? Кто создал Бога? Динозавры жили с людьми Тука и его удивительный клюв Уникальная планета Земля




Поддержите наш проект, разместив нашу ссылку на сайте своей организации, в своем блоге или на страничке социальных сетей.
"Разумный Замысел"
http://www.origins.org.ua
банер Разумный Замысел


Система Orphus
нижняя полоса сайта