Сотворенный разум

Поразительная сложность строения мозга.

Карл Виленд и Дон Баттен беседуют с Питером Лайном - неврологом и по совместительству исследователем «человекообразных обезьян».

Доктор Питер Лайн, бакалавр прикладных наук, магистр, доктор наук, (на фотографии внизу со своей женой Биной) – невролог, специализирующийся на исследованиях электрофизиологии мозга. Преподает клеточную биофизику и нейроанатомию в одном из университетов Австралии.

Когда доктор Питер Лайн начинает говорить о сложностях своей отрасли науки и человеческом мозге, его страсть становится заразительной. «Сложность этих соединений потрясает! – говорит он. - Около ста миллиардов нейронов [нервных клеток], и каждый из них связан с тысячей других, а это около ста триллионов соединений! Есть еще и другие компоненты, которые играют разные роли. Сложность строения мозга просто ошеломляет!»

По словам Питера, даже единичное соединение (синапс) обладает «потрясающей сложностью». «Синапс – это отдельный мир», - восхищается ученый. (См. таблицу «Нервы: невероятно сложное строение»)

Не сравнить с компьютером

Питер объясняет, что мозг совершенно не похож на компьютер и он намного сложнее.

Если какая-то часть [мозга] повреждена, другие части мозга могут взять на себя некоторые из ее функций. Трудно даже частично постичь всю сложность строения мозга. Просто немыслимо, чтобы этот удивительный механизм произошел в результате естественных процессов …

«Так, если из электронной схемы компьютера исключить какую-то ее часть, вся система будет неисправна. В мозге же есть огромный встроенный избыток: если какая-то его часть повреждена, другие области мозга могут взять на себя некоторые из ее функций. Трудно даже частично постичь всю сложность строения мозга. Просто немыслимо, чтобы этот удивительный механизм произошел в результате естественных процессов».1

Естественный отбор сам по себе ничего не создает. Для того чтобы, к примеру, «отобрать» нервное соединение, понадобилась бы соответствующая генетическая информация, определяющая, каким образом следует «производить отбор». Согласно эволюционным убеждениям, хаотические генетические изменения (мутации) дали начало новой информации, которая понадобилась бы для естественного отбора – не только для того, чтобы создать нервную систему, например, земляного червя, а и для того, чтобы постепенно усложнять ее, пока она, в конце концов, не достигла фантастического уровня развития человеческого мозга и разума. (См. также Мозг человека свидетельствует против эволюции: признание нейрохирурга)

Доктор Лайн считает, что это просто смешно. «В реальном мире такие хаотические изменения в ДНК приводят к дефектам, а не к усовершенствованию. Такой дефект может дать определенные преимущества для выживания в определенной местности. Например, если жук, живущий на ветреном острове, родится без крыльев, у него будет меньше шансов быть унесенным ветром в море. Однако мутации в мозге приводят к дефектам мозга, а не его развитию или усовершенствованию», - говорит он.

«А сколько особенностей биохимии и физиологии нервной системы нам до сих пор не понятны! - продолжает он. – И мы еще даже не приблизились к пониманию мозга как такового. Например, как передача нервных сигналов запускает мыслительный процесс? И каким образом это приводит к сознанию? Перед нами открывается многослойная картина, поражающая своей сложностью и таинственностью.3 Лично мне невероятно трудно представить, что мозг мог появиться в результате генетических изменений, не важно, насколько длительным был предполагаемый процесс».

Боль и сострадание

В ходе проведения специальных тестов ученые отметили, что разные участки мозга активизируются под воздействием различных раздражителей. Рисунок, представленный выше, является лишь визуальным образом, а не фактическим тестовым изображением мозга.

Области мозга, которые активизируются, когда человек ощущает боль и сострадание, обозначены красным и голубым цветом соответственно.

Точка Бога – «это смешно»

Что же думает Питер Лайн по поводу исследований, посвященных «точке Бога» в мозге, которая, предположительно, заставляет людей верить в Бога? «С научной точки зрения, само понятие звучит довольно смешно, - говорит Питер. - Мы можем увидеть, какие части мозга активизируются в различных ситуациях, например, когда человек ощущает «религиозное переживание», но это не означает, что в мозге есть определенная область, выделенная специально для религиозного опыта - «точка Бога». Хотя области мозга могут «активизироваться» благодаря активности нейронов, мы не знаем, каким образом это дает человеку способность мыслить».4

Хотя в детстве у Питера было то, что он называет «неглубоким религиозным наставлением», он рассказывает: «Я не знал Евангелия и не знал, как я могу спастись. Я принимал теорию эволюции как должное, потому что общество заставляет нас в это верить. Однако мои знания об эволюции были ничем не лучше моих ничтожных познаний о Библии. Мне трудно было принять идею существования Бога. Любая система убеждений, которая могла бы меня заинтересовать, должна была быть истинной, ведь я не хотел тратить свою жизнь на веру в ложного Бога и на лжерелигию».

Питер серьезно увлекался триатлоном и даже успешно принимал участие в соревнованиях «Железный человек»,5 но вскоре понял, что это не приносит ему удовлетворения. «Где-то в глубине души я знал, что я грешник, - рассказывает он, - но я не знал, что рай, ад и Бог – реальны. Я думал, что буду надеяться на лучшее, если умру. Однако еще в раннем возрасте я понял одну вещь: мысль о создании Адама из праха Богом и идея о происхождения человека от обезьяны – взаимоисключающие».. Однажды, размышляя над этим, Питер обратился к Богу: «Если Ты действительно существуешь, Боже, то Ты достаточно силен, чтобы разрешить для меня эту проблему».

Много месяцев спустя, когда Питер начал учебу в университете, он посетил цикл лекций, во время которых показывали фильм известного ученого, обладателя трех докторских степеней, доктора Артура Уальдера-Смита.6 Он рассказывает: «Я думал, что услышу эволюциониста, однако он представлял доказательства против теории эволюции. Для меня это было полным сюрпризом, но его слова на самом деле соответствовали тому, что я уже знал о науке. Я ощутил облегчение: Бог все-таки есть. Уже тогда глубоко в сердце я стал креационистом и понял, что, наверное, именно поэтому христиане имеют такую твердую веру».

Питер рассказывает о том, что произошло через несколько месяцев после его интеллектуального обращения к теории сотворения: «Я знал, что должен был прямо в тот момент принять решение, иначе я рисковал провести вечность в аду, вместо того, чтобы провести ее с Господом Иисусом».

Однако Питера ожидал шок. В первой же церкви, которую он посетил, став верующим, Дарвина прославляли как «великого христианина».7 Питер рассказывает: «Во многих церквах не было какого-либо стандарта, связывающего христианство с реальностью, стандарта, который мог бы удовлетворить рационально мыслящего человека и предложить какую-то вразумительную доктрину. Однако я понял, что учения Библии дают целостную картину, и это то, что следует воспринимать как единое целое».

Интерес к «человекообезьянам»

Homo habilis.

В последние годы Питер проявляет интерес человекообезьянам, пишет статьи на эту тему и является консультантом служения «Криейшн Министриз». Большая часть этой работы связана с его основной сферой деятельности: например, форма мозга зависит от размера и формы черепа, в котором он находится.

Питер объясняет, что определенные поверхности мозга человека задействованы в речевом процессе и в применении языковых навыков. Это так называемые центр Брока и центр Вернике.8 Ранее считалось, что в мозге таких приматов, как шимпанзе и гориллы, подобные центры отсутствуют.

Поэтому, когда на образцах эндокранов9 были обнаружены эти центры в некоторых черепах, предположительно принадлежащих «человекообразным обезьянам», классифицируемых как Homo habilis (человек умелый),10 эволюционисты не могли скрыть своей радости: они считали, что это существо владело, по крайней мере, элементарной речью. «Однако, - рассказывает Питер, - современные исследования свидетельствуют о том, что области, напоминающие центры Брока и Вернике11, есть и у современных приматов, однако они выполняют другие функции, никак не связанные с речью. В связи с этим обнаружение этих центров мало о чем нам говорит».

Питер особенно заинтересовался заявлениями о человекообезьянах, потому что, по его словам: «Люди запуганы этой длительной пропагандой «эволюции человека». Он рассказывает: «Основной вопрос заключается в интерпретации. Один и тот же факт (например, существование «человекообразной обезьяны») может пошатнуть веру некоторых людей, но на самом деле окажется, что в нем нет ничего особенного, если взглянуть на него в другом свете. Эволюционист видит несколько обломков черепов и приходит к выводу, что один является предком другого».

Homo erectus

Homo erectus.

Питер часто рекомендует людям сделать шаг назад и взглянуть на «более обширную картину» заявлений, согласно которым человеческий мозг при всей его сложности является лишь переупорядоченной водорослью.

Он говорит: «Даже если кто-то и выкладывает человеческие черепа в определенном порядке, как вы можете на этом уровне доказать или опровергнуть эволюцию человека? Вы можете взять черепа современных людей и выложить их в каком-то порядке, но это никак не будет связано с эволюцией. Нужно также принимать во внимание генетические и биохимические аргументы».

Если кто-то найдет мнимое недостающее звено между двумя свиньями, это не произведет фурора. Однако, обнаружив незначительные вариации в форме зубов в предположительной человеческой линии, мы устраиваем поклонение предкам. С научной точки зрения, это просто безответственно.

Многие вещи не являются тем, чем кажутся

Один из уроков, усвоенных Питером, таков: вещи не всегда являются тем, чем кажутся. «Взять, к примеру, - говорит он, - небольшую окаменелость, известную под названием «хоббит», которая была найдена на Индонезийском острове Флорес. От заявлений, сделанных изначально, быстро оступились, и теперь рассматривается множество других версий. Мы должны быть внимательны, поскольку нам ничего не известно о предшествующей вариации. Ведьу других существ существует огромная вариация, так почему же в прошлом она не могла иметь место в человеческой расе?»

Неандертальцы и Homo erectus являются для Питера примерами того, как в потомках Адама проявлялись некоторые из таких вариаций. «У неандертальцев, к примеру, мозг был более объемным, чем средний мозг современного человека. Кроме того, возможно, что иногда мы имеем дело с патологией. Так, результаты огромного количества исследований предполагают, что одна из форм микроцефалии14 у пигмеев является наиболее вероятным объяснением анатомии хоббитов».

А такие представители, как австралопитеки (например, Люси) являются для доктора Лайна примерами вымерших приматов, которые не имеют ничего общего с предками людей. Между прочим, это признают даже некоторые эволюционисты. Он говорит: «Свяжите факт повышенного количества вариаций в прошлом с патологией, прибавьте сюда немного демагогии, значительную долю принятия желаемого за действительное, склонность СМИ к сенсациям, необходимость продемонстрировать результаты перед финансирующими структурами, и так далее – и вы перестанете удивляться этим многочисленным заявлениям. Если кто-то найдет мнимое недостающее звено между двумя свиньями, то это не произведет фурора. Однако, обнаружив даже незначительные вариации в форме зубов в предположительной человеческой линии, мы устраиваем чуть-ли не поклонение предкам. С научной точки зрения это просто безответственно. И самое грустное, что это не позволяет многим людям поверить Библии, а значит, прийти к Христу».

«Христианам не стоит бояться таких открытий, - делает вывод Питер. – На самом деле ни одно из них не окажется «человекообезьяной», потому что Бог сотворил Адама из праха земного, а не из обезьяны, а Еву – из его ребра. Мы сотворены особенными – по образу Божию».

Нервы: невероятно сложное строение

Доктор Питер Лайн (см. основной текст), пытаясь объяснить нам, не специалистам, всю сложность одного нервного соединения (синапса), рассказал: «Когда сигнал поступает в один терминал, он заставляет электрические градиенты регулировать открытие молекулярных каналов, чувствительных к напряжению. Они пропускают частицы с определенным зарядом (ионы кальция), что, в свою очередь, вызывает высвобождение из множества маленьких пузырьков специфических молекул под названием «нейротрансмиттеры».

Они движутся к другому терминалу и связываются там с рецепторами. Благодаря этому каналы рецепторов открываются и впускают внутрь другие ионы. Таким образом, внутри клетки образуется положительный или отрицательный заряд. Если благодаря активации многих синапсов в нейроне аккумулируется достаточное количество положительного заряда (деполяризация), это заставит открыться чувствительные к напряжению натриевые каналы, и вызовет каскадную цепную реакцию открытия каналов по всему аксону нервного волокна, так как деполяризация, вызванная открытием одного канала, провоцирует открытие смежных каналов. Это вызывает волну «деполяризации», которая передается по всему нервному волокну напоминает электрический ток.

«Вкратце говоря, существует множество сложнейших факторов, задействованных в работе нейрона, для которой требуется огромное количество определенных химических веществ и протеинов. Многие химические вещества-передатчики, такие как ацетилхолин, невероятно быстро разрушаются с помощью энзимов – специфических белковых молекул, которые выполняют свою особую миссию в среднем за 20 миллисекунд. Однако ограничивающим фактором готовности нерва снова «выстрелить», является промежуток времени (около 1 миллисекунды или даже меньше) необходимый для того, чтобы чувствительные к напряжению натриевые каналы вернулись в свое нормальное состояние. В зависимости от силы раздражителя (а также от таких факторов, как диаметр аксона нерва), крупный нерв может «выстрелить», повторив весь этот цикл, от 500 до 1000 раз в секунду.

Другие химические вещества-передатчики, нейромодуляторы, изменяют уровень высвобождения трансмиттеров пресинаптическим [передающим] нейроном или изменяют реакцию постсинаптической [принимающей] клетки на передатчик, что часто происходит в несколько этапов и требует промежуточных соединений, и, таким образом, увеличивает сложность процесса. Так, трансмиттеры связываются с рецепторами, что приводит к активизации некоторых молекул, которые, в свою очередь, стимулируют раскрытие других каналов, и так далее, и так далее. Для функционирования одного нервного синапса необходимы десятки, если не сотни различных белков, которые сами по себе являются специфичными молекулярными механизмами».

Ссылки и примечания

  1. Пример невероятной способности мозга самостоятельно излечиваться, читайте здесь: Невероятное исцеление. Сотворение 25(2):7, 2003. Вернуться к тексту.
  2. Виленд С. Ошибки жуков. Сотворение 19(3):30, 1997. Вернуться к тексту.
  3. Виленд С. Сознательный разум: трудности эволюции. Вернуться к тексту.
  4. А это ошибочный аргумент – генетическая ошибка. Христианская вера – обоснованный ответ на исторические факты. Воскресение – это не химическая причуда мозга. См. Евангелие от Луки 1:1–4; Деяния 4:20, 10:39–41. Вернуться к тексту.
  5. Состязания по триатлону «железный человек» включают заплыв в 3,8 км, после которого следует 180-километровый заезд на велосипеде, а затем марафон в 42 км. На прохождение этого изнурительного соревнования победителям требуется около 9 часов. Вернуться к тексту.
  6. В прошлом серия фильмов Сотворение, широко распространялась нашим служением. Вернуться к тексту.
  7. Очевидно, что к моменту своей смерти Дарвин стал агностиком. См. статью Р. Григга «Отрекся ли Дарвин»? Сотворение 18(1):35–36, 1995. Вернуться к тексту.
  8. Считается, что центр Брока задействован в применении речевых навыков, так как его повреждение вызывает утрату способности говорить. В свою очередь, центр Вернике задействован в понимании речи, а именно в правильном использовании слов. Пациенты с повреждениями этого центра часто способны очень быстро разговаривать, но при этом произносят невнятные и бессвязные предложения. У людей, которые с рождения страдают глухотой, эти центры отвечают за обработку языка жестов и это является еще одним примером гибкости мозга. См.статью Дж. Сарфати «Несостоятельность теории эволюции», глава 12. Вернуться к тексту.
  9. Эндокран – это рельеф на внутренней стороне черепной коробки, который иногда может отображать рисунок поверхности головного мозга. Вернуться к тексту.
  10. Термином «гоминид» (ископаемый человек) обозначается группа человека и его предполагаемых предков. Эволюционисты рассматривают Homo habilis как предшественника человека, который был переходным звеном между Homo erectus и австралопитеками, такими как известная «Люси». Вернуться к тексту.
  11. Эта область называется planume temporale (PT), и ее можно увидеть, только приоткрыв так называемую Sylvian fissure, а значит она не могла оставить рисунка на эндокране ископаемых остатков предполагаемых «гоминидов». В большинстве случаев в planume temporale наблюдается четко выраженная асимметрия (недавно сходная асимметрия была обнаружена у человекообразных приматов) и они является частью речевого центра Вернике (по поводу границ которого ученые до сих пор не пришли к единому мнению). Асимметрия Sylvian fissure, которую можно увидеть на эндокране (при условии сохранения соответствующих частей эндокрана) может служить доказательством асимметрии области planume temporale. Вернуться к тексту.
  12. Смотрите . Вернуться к тексту.
  13. Заболевание, дефект. Вернуться к тексту.
  14. Любое заболевание или генетический дефект, из-за которого голова/мозг имеет меньшие размеры, чем считается нормой. Вернуться к тексту.





опубликовано материалов

Популярные статьи:

что такое гравитация? Кто создал Бога? Динозавры жили с людьми Тука и его удивительный клюв Уникальная планета Земля




Поддержите наш проект, разместив нашу ссылку на сайте своей организации, в своем блоге или на страничке социальных сетей.
"Разумный Замысел"
http://www.origins.org.ua
банер Разумный Замысел


Система Orphus
нижняя полоса сайта